Откровенно. Александр Грановский
Разделы

Все статьи сайта





http://mvfishing.ru/
Football.ua представляет интервью с одним из лидеров бронзового Кривбасса.
Александр Грановский, фото kryvbas.pp.ua АЛЕКСАНДР ГРАНОВСКИЙ, ФОТО KRYVBAS.PP.UA28 ИЮЛЯ 2012, 07:42
Уроженец Одессы, он верой и правдой служил футболу на протяжении восемнадцати лет, успев поиграть не только в Украине, но и в клубах Молдавии, России и Чехии. По настоящему же раскрыться Грановскому удалось в Кривбассе Олега Тарана. 
 
Помните ту славную команду конца 90-х – начала 2000-х годов? Мизин, Гецко, Мороз, Паляница, Платонов, Лавренцов… И бессменный труженик защиты, профессионал до мозга костей Саня Гран, как величали его любящие болельщики. Эх, ностальгия!
Мимо его футбольного таланта не смог пройти даже Валерий Лобановский, пригласивший тогда уже футболиста московского Спартака в сборную Украины в 2001 году.
 
С героем сегодняшнего интервью мы встретились на уютной базе Кривбасса – «Каскаде». Расположившись в тени розария, первым делом затронули тему назначения Александра Анатольевича на пост старшего тренера криворожской молодежки. 
 
- Спустя два с половиной года после окончания карьеры вы вернулись в Кривбасс. На сей раз - в качестве тренера. Согласились без промедлений?
 
- Я очень сильно этого хотел. Когда я находился в Израиле, позвонил генеральный директор Александр Затулко и предложил возглавить молодежную команду. Ни секунды не раздумывал, сразу сказал да, ведь Кривбасс - клуб, который мне не безразличен. 
 
- Какое наследство досталось от вашего предшественника Сергея Мазура?
 
- Есть талантливые футболисты, которым нужно помочь раскрыться. Работы, конечно, хватает. Но мы здесь для того, чтобы учить ребят и передавать им свой опыт. 
 
- Расскажите, как прошла подготовка к новому чемпионату? 
 
- Готовиться к сезону 2012/13 мы начали позже всех команд. У молодежки Кривбасса было всего три недели до первой игры. Просмотрели потенциальных новичков, взяли двоих футболистов из школы Оболони, а также ребят из Черноморца и Металлиста. Но нам еще нужно усилиться. К сожалению, сейчас найти хорошего молодого игрока тяжело. И это не только проблема Кривбасса, но и многих украинских клубов. 
 
- У вас не было разговора с Тараном о привлечении лучших игроков молодежки в основу?
 
- Думаю, что разговор состоится уже сегодня (с Грановским мы беседовали во вторник, 17 июля – прим. Р.К.). Олег Анатольевич – тренер, которого несомненно интересует и ближайший резерв. Я говорил своим ребятам: У вас есть шанс. Пришел Таран – старайтесь, показывайте себя, доказывайте свое мастерство! Буду советовать Олегу Анатольевичу футболистов, которые достойны тренироваться с первой командой. А дальше уже все зависит от самих игроков. 
 
"На Буряка зла не держу"
 
- Александр, у вас очень насыщенная карьера. Давайте для начала вернемся к истокам. Расскажите, как делали свои первые шаги в футболе?
 
- Родился я в Одессе, жил на поселке Котовского. Хороший район, не криминальный, в отличие от той же Молдаванки. Занимался я в футбольной школе Черноморца, где играл и мой старший брат. Получается, я пошел по его стопам. Моим первым наставником был Александр Розенштраух. Сейчас он живет в Америке, как и большинство тренеров той детской школы. 
 
- Кто был кумиром детства у Александра Грановского? За какой клуб болели?
 
- Я равнялся на Анатолия Демьяненко! А любимая команда, конечно же, Черноморец. Раньше все было патриотично: если родился в Одессе – за честь было болеть за Черноморец, в Днепропетровске – за Днепр и так далее. Про иностранные клубы мы мало что знали. 
 
- Расскажите о ваших родителях. 
 
- Мама и папа всегда поддерживали и верили в меня, я им очень благодарен. Скажу честно, никто из них не мечтал, чтобы я стал каким-то известным футболистом – они просто хотели, чтобы их сын занимался любимым делом. Отец разделял мое увлечение и в любую свободную минуту приезжал на тренировки и игры. 
 
- Четыре года вы отдали команде Черноморец-2, играя в первой лиге. Чем запомнились те времена?
 
- В Одессе я прошел школу уважения к людям, именно там была заложена моя футбольная база. Нашей команде позавидовала бы любая футбольная школа! В Черноморце-2 подобрался приличный коллектив, многие футболисты потом заиграли в высшей лиге: Юра Селезнев, Вадик Винокуров, Вова Мусолитин, Денис Колчин. Талантливый защитник Сережа Коридзе ушел в мини-футбол, где сделал себе имя. Также за нас бегали ветераны Юрий Букель и Евгений Немодрук. 
 
- Почему не попадали в основу Черноморца? 
 
- Сложно сказать. Когда команду тренировал Виктор Прокопенко – молодых привлекали в основной состав, поддерживали нас всячески. Но затем на тренерский мостик пришел Леонид Буряк – и все изменилось… Он особо не рассчитывал на одесситов, делая ставку на своих игроков, которых хорошо знал. Так получилось, что я ему не подходил. Но это жизнь, ничего не поделаешь. Буряк же и расформировал Черноморец-2, посчитав ту команду ненужной.
 
- Зла на него не держите? 
 
- Нет, что вы! В футболе можно обижаться только на себя самого, если же начинаешь таить обиду на других – все, пора заканчивать. Если б не было той ситуации, то я не оказался бы в Кривбассе. Все делается к лучшему. 
 
- Интересно, а помните ли вы встречу с Кривбассом в 1992 году, закончившуюся разгромом Черноморца-2 со счетом 1:5?
 
- Честно говоря, нет. 
 
- Криворожан на пути в высшую лигу тогда было не остановить?
 
- Да, они очень сильно выглядели. Мы же были молодые и еще закалялись, набирались опыта. 
 
- Уровень той первой лиги был на голову выше нынешней?
 
- Я уверен в этом! Много хороших игроков затем заиграло в высшей лиге. Судите сами: в Скале (Стрый) бегал Вася Кардаш, за макеевский Шахтер играл Геннадий Орбу, в Кривбассе был Гена Мороз. Первая лига - хорошая школа!
 
- Чем вас привлек Нефтехимик (Кременчуг) в 1995 году?
 
- Тогда как раз расформировали Черноморец-2. Большая часть футболистов ушла играть в Белгород-Днестровский, а меня, Славу Липявко и Сережу Згуру пригласили в Нефтехимик. В Кременчуг поехали с удовольствием. Было интересно! Тогда у Нефтехимика были довольно принципиальные матчи с полтавской Ворсклой Виктора Пожечевского - дерби, как-никак! Всегда хотелось дать бой областной команде. 
 
Приглашение, изменившее жизнь
 
- Впервые пороха высшей лиги вы понюхали в винницкой Ниве. Наверное, над тем переходом даже не раздумывали?
 
- Честно говоря, тогда и вариантов других не было. Я находился на контракте с Черноморцем, и Нива взяла меня в полугодичную аренду. Многих ребят в Виннице я знал и с удовольствием туда поехал. 
 
- Вы пришли в клуб, игравший перед этим в финале Кубка Украины и Кубке Кубков. Но по итогам первого круга Нива прочно обосновалась на последнем месте в чемпионате и в итоге вылетела в первую лигу. Что пошло не так? 
 
- В Виннице всегда были определенные проблемы. Как видите, сейчас Нива вообще снялась с соревнований. Непонятно, такой шикарный красивый город – и нет финансов на команду! Те же самые причины были и тогда. К тому же у нас было очень много арендованных, которые затем разбежались кто куда – это и привело к дальнейшим неудачам. 
 
Я пришел во время выступления Нивы в еврокубках. Но помочь ничем не мог, потому что был заигран в Кубке УЕФА за Черноморец: матче с ХИКом (Хельсинки) я тогда провел чуть ли не первый матч в составе одесситов! 
 
- Как кризисной на всю голову Ниве удалось положить на лопатки киевское Динамо в Кубке Украины?
 
- Благодаря сильному составу! Ребята могли собраться и выдать хорошие матчи.
 
- Как нарисовался вариант с молдавским Тилигулом?
 
- Вернувшись после винницкой аренды в Одессу, зимой я поехал на сборы в Израиль с первой командой Черноморца. Там в четырех играх забил три гола, что для меня не характерно, и даже подумал: вот, наконец-то останусь в родном клубе! Я тогда давно мечтал о том, чтобы играть в Черноморце. Но команду тренировал Леонид Буряк и надежды оказались напрасными - по каким-то критериям Леониду Иосифовичу я не подошел. 
 
Президент Черноморца Григорий Ефимович Бибергал вызвал меня к себе в кабинет и сказал: «Саша, не буду препятствовать твоей дальнейшей карьере», дал статус свободного агента и предложил вариант с молдавским клубом. Я согласился. 
 
Если бы Тилигул не появился в свое время на горизонте – честное слово, я бы закончил с футболом! Такое сильное разочарование было после Черноморца… Казалось бы, выделялся, забивал, все шло к тому, что останусь и - не взяли. Видимо, судьбе было угодно иначе. То, что нас не убивает – делает сильнее. 
 
- Какое молдавское вино самое душевное?
 
- К сожалению, я в вине не разбираюсь (улыбается). 
 
- Кстати, как у вас обстояли дела с режимом в бытность игроком?
 
- Не могу сказать, что я ангел, но никогда не злоупотреблял и в загулы не попадал.
 
- Бронзовую медаль чемпионата Молдавии храните?
 
- Да, конечно. Она лежит дома у родителей. Это моя первая медаль на высоком уровне. 
 
Первая бронза
 
- Мы плавно подошли к самому славному периоду в вашей футбольной карьере. Итак, в 1998 году вы оказались в Кривбассе. Приглашал Олег Таран?
 
- Дело было зимой, я приехал на просмотр. Таран тогда только полгода работал в Кривом Роге и полным ходом занимался формированием команды. Каждый день приезжало по пятнадцать новичков, и столько же уезжало обратно – сумасшедшая конкуренция! Когда в парке бежали кросс – всем не хватало места, толкались, чтобы прибежать первыми (улыбается). Стоит отдать должное Олегу Анатольевичу: ему удалось собрать боеспособную команду, которую мы – бывшие ее игроки – до сих пор с радостью вспоминаем. Жили мы тогда здесь, на «Каскаде». Даже комнату свою помню - №308 на третьем этаже. 
 
- С тех пор база стала другой? 
 
- Здесь все изменилось в лучшую сторону. Сделан хороший ремонт, появились отличная столовая, бассейн, тренажерный зал. Не у всех команд высшей лиги есть такие базы, как у Кривбасса. 
 
- Чем запомнился дебютный сезон в Кривбассе? 
 
- Тот год выдался тяжелым. Некоторое время мы шли внизу турнирной таблицы. Очень хорошо помню один из ключевых матчей с Торпедо (Запорожье). Первый тайм закончился со счетом 0:0, в нашей раздевалке состоялся серьезный мужской разговор. Во второй половине мы забили три мяча и заработали важные очки. Запомнился и кубковый матч с Карпатами. На Металлурге мы выиграли 2:0, а во Львове со всеми судейскими вариантами уступили с тем же счетом (интересно, что в составе львовян отличились будущие кривбассовцы Мизин и Гецко. – прим. Р.К.). В серии послематчевых пенальти Андрюша Анненков забил решающий мяч и Кривбасс прошел дальше…
 
- …где в двухматчевой дуэли уступил Динамо. Тягаться со звездными киевлянами тогда было не по силам?
 
- Да. В то время Динамо было действительно мощным соперником, с которым было тяжело бороться не только Кривбассу, но и европейским грандам! Наш вылет от киевлян не стал сенсацией (улыбается). 
 
- 8-е место по итогам сезона – достойный результат? 
 
- Думаю, да. Учитывая то, как мы начинали… Команда тогда переживала период становления, поэтому место в десятке - хороший показатель. 
 
- Спустя год, в сезоне 1998/99, Кривбасс заметно преобразился. Что послужило залогом первого успеха в чемпионате? 
 
- Кривбасс нашел свою игру. Да и коллектив у нас был замечательный! В команду влились Вова Пономаренко, Саша Лавренцов, Денис Колчин, Саша Зотов. Спасибо тренерскому штабу, сумевшему сплотить ребят и направить игру в нужное русло. Благодаря этому, а также всесторонней поддержке руководства по главе с Сергеем Полищуком, у нас получилось завоевать бронзовые медали. 
 
- Не зря ту команду вносят в список десяти сильнейших за всю историю чемпионатов Украины. 
 
- Наверное, так и есть. 
 
- Показательно, что Кривбасс тогда чуть ли не впервые в своей истории начал давать серьезный отпор лидерам – Динамо и Шахтеру. Настрой на этих соперников был запредельный?
 
- Тогда мы боролись за Лигу чемпионов, как бы это не звучало нагло с нашей стороны. Команда была молодая и очень амбициозная, всем хотелось выиграть что-то существенное, доказать свое мастерство. Поэтому достойно бились и против грандов! 
 
…Возвращались мы из Ивано-Франковска, где в матче 4-го тура сыграли вничью с местным Прикарпатьем. Едем на автобусе в Кривой Рог, слушаем по радио результаты остальных матчей – и тут объявляют: «Кривбасс находится на первом месте в турнирной таблице!» Остановились прямо на трассе и как давай радоваться! Все были счастливы. 
 
- А правда, что после домашнего матча с Динамо (0:0, 10 августа 1999 года) лучшему футболисту той встречи Лавренцову подарили новую «Шкоду», но он решил ее продать и разделить деньги между игроками? 
 
- Это чистая правда. Вырученные деньги поделили на всех. 
 
- В борьбе за серебро не хватило опыта? Ведь имелись неплохие шансы побороться за второе место…
 
- С тех пор прошло много лет, и когда мы собираемся с ребятами – всегда обсуждаем этот момент. Что могу сказать, было много подводных течений, которые нам помешали. О них и говорить не хочется… Занять второе место нам так и не удалось. 
 
- Долго обмывали медали? Платонов говорил, что гуляли до утра!
 
- Так и было! Сломали сигнал в автобусе, когда въехали в Кривой Рог. Отпраздновали всей командой, но быстро приступили к работе. Нужно было двигаться дальше. 
 
«Роковое удаление»
 
- Завоевав бронзовые медали, Кривбасс впервые в истории получил право сыграть в Кубке УЕФА. Волею жребия нам выпал Шамкир из Азербайджана. 
 
- Перед той встречей не было никакого нагнетания. Знали, что мы сильнее азербайджанцев и должны их проходить. Так в итоге и получилось: дома Кривбасс победил 3:0 благодаря голам Пономаренко, Паляницы и Мороза. 
 
- Шамкир хоть чем-то удивил?
 
- Нет. При всем уважении к сопернику, азербайджанский футбол тогда никак не мог соперничать с украинским. Только сейчас тамошний футбол стал подниматься. 
 
- Ответный матч игрался в Азербайджане при 40 градусной жаре. Если б не жара, соперник съел бы больше двух мячей?
 
- Как только вышли из самолета, сразу получили сильный удар тепла в лицо. Жарко там, как в бане! Но, невзирая на высокую температуру, действовали слаженно и выиграли 2:0 - Олег Симаков сделал дубль. 
 
- Кстати, приход тем летом Гецко и Паляницы заметно усилил команду?
 
- Несомненно. Я всегда говорил, что Саша Паляница и Ваня Гецко – самая сильная пара нападающих в украинском футболе! Даже в сравнении с Андреем Шевченко и Сергеем Ребровым… Если Ребров выделялся своей работоспособностью и мастерством, то Шевченко, как мне показалось, в чемпионате Украины играл не в полную силу. 
 
- Какие испытали эмоции, когда узнали грозное имя следующего соперника – Парма?
 
- Тогда был выходной, мы возвращались машиной в Кривой Рог с Сашей Зотовым и Денисом Колчиным. Тут позвонил начальник команды Анатолий Георгиевич Буряк и говорит: «Ты знаешь, кто попал Кривбассу в следующем раунде? Парма!» Конечно, это нас немного шокировало: сила итальянского клуба была хорошо известна. Но затем посмеялись и сказали: «Будем играть!» 
 
- Были опасения перед первым поединком?
 
- Я всегда волнуюсь перед матчами, и встреча с Пармой не стала исключением. Но испуга не было, никто с нами ничего бы не сделал в случае проигрыша. 
 
- Приезд гостей из Украины не вызвал аншлага на стадионе Эннио Тардини.
 
- Это и понятно, ведь к ним в гости наведался далеко не гранд европейского футбола. Думаю, что не все итальянцы знают, что такое Кривбасс и Кривой Рог. 
 
- Они даже имя соперника на билетах и афишах писали с ошибками - Krybas (Kryuyl). 
 
- Да, да. 
 
- Тем не менее Кривбасс отлично показал себя в Италии, уступив лишь в один мяч (2:3). Как считаете, хозяева нас просто недооценили?
 
- Возможно. Их обескуражило начало игры, когда Паляница забил быстрый мяч. Думали, наверное, что все будет намного проще. Нам же опасно противостояли резкие и быстрые Ортега с Ди Вайо, филигранно работавшие с мячом. 
 
- Перед ответным матчем в Кривом Роге наши ребята верили в проход соперника?
 
- Конечно, почему бы и нет! Вы же помните начало того поединка: в первые двадцать минут была абсолютно равная игра. А какой дивный воздух был в тот вечер на стадионе! Вышли на разминку: с одной стороны шел шашлычный запах, с другой – густой дым с завода. Не зря итальянская делегация до матча жила в Днепропетровске… 
 
- Удаление Игоря Дорошенко в первом тайме поставило крест на шансах Кривбасса? Или все-таки нас сломил гол Алена Богосяна?
 
- Удаление сыграло ключевую роль. Ребята поникли… Все понимали, что уровень Пармы не позволит играть против них вдесятером. А не было бы той красной карточки – еще не ясно, как сложилась бы доля матча!
 
- Что вы чувствовали в тот момент? 
 
- К этому удалению привела моя ошибка, когда я не смог выбить мяч и потерял его. Не передать, что было на душе… 
 
- Помните, кто судил тот матч?
 
- Австриец? 
 
- Конрад Плаутц, довольно известный рефери. Не было желание подержать его за горло?
 
- Не могу сказать, что я не импульсивный. За горло часто хватал… Но в тот момент корил только себя. 
 
- Долго не могли заснуть после матча?
 
- Я уехал домой и, честно говоря, не хотел возвращаться. Казалось, что подвел всех… Тогда же дал интервью, в котором взял всю вину на себя. Честное слово, очень переживал. Было обидно и стыдно. Затем мне позвонил начальник команды и сказал, чтобы я ничего себе не придумывал и возвращался. Слава богу, коллектив меня поддержал. Что говорить: тогда у нас была Команда с большой буквы! 
 
- Вы - отходчивый человек? 
 
- Смотря от чего отходить… Если от футбольных моментов, то быстро: проиграли – не беда, сделал выводы и уже готовиться к следующей игре. Надо ведь идти дальше. Копаться в прошлом, корить себя за какие-то ошибки нет никакого смысла. Что же касается жизненных ситуаций, то я очень сильно переживаю и некоторые вещи забыть не могу. 
 
В борьбе за Лигу чемпионов
 
- В одном из интервью вы отмечали, что вторая бронза Кривбассу далась намного тяжелее. Все оттого, что к криворожанам стали более серьезно относиться соперники?
 
- Однозначно! Не мной придумано, что удержать результат намного труднее, чем завоевать. На нас уже по-другому настраивались, да и остальные команды усилились к тому времени. 
 
- Помните скандальный поединок первого тура, когда в матче с Динамо Ребров с сомнительного пенальти сравнял счет на последних минутах? 
 
- Конечно. Что тут поделаешь… Динамо есть Динамо. 
 
- Игроки Кривбасса тогда окружили судью. Что говорили?
 
- Точно не помню. Думаю, неприятные для него вещи (улыбается). Мы же забили в три паса после розыгрыша углового: пошла передача на Пономаренко, тот отдал на Симакова, Сима отпасовал на Рымшина, и он пробил по воротам – 1:0. 
 
- Удивительно, но после той ничьей криворожане 11 туров шли без поражений! Первое место удерживали справедливо?
 
- Думаю, нет такого человека, который скажет, что мы незаслуженно шли первыми. Конечно, финишировать столь высоко было очень сложно, но та команда обязана была занимать второе место и выходить в Лигу чемпионов! Но, опять же, по некоторым причинам не удалось это сделать… 
 
- Дата 24 июля 1999 года, наверное, для вас одна из самых приятных. Благодаря точному удару Грановского Кривбасс обыграл на своем поле донецкий Шахтер. Давайте вспомним тот поединок.
 
- Знаете, я всегда говорил: лучше забить один раз, чем тысячу. Потому что единственный гол всегда в памяти, а когда мячей много – и не припомнишь все (улыбается). Может, всем уже набило оскомину, но для меня тот гол в ворота Шахтера очень памятный.
 
- Забили дальним ударом?
 
- Шли последние минуты игры. В глазах уже мелькали пятнышки, на поле к тому моменту были оставлены практически все силы. Честно говоря, я вокруг видел только оранжевые и белые майки. Судья свистнул штрафной в сторону ворот Шахтера. Андрей Онищенко откатил мне, я обработал передачу и пробил по воротам. Все это получилось очень быстро и спонтанно. Мяч, которым был забит победный гол, мне после матча подарили. Храню его дома. 
 
- Говорят, что надежды Кривбасса на серебро надломило поражение от Карпат в 21-м туре, а окончательно похоронила неудача в Донецке (1:3). Что пошло не так в матче с Шахтером?
 
- Во Львове мы уступили со счетом 0:1. Было очень жарко, сыграли мы тогда безобразно. Действительно, именно та подножка от Карпат нас подкосила. А вот что касается донецкого матча – были свои объективные и субъективные моменты поражения, о которых не хочется говорить. 
 
- Очередному третьему месту команда, наверное, радовалась меньше?
 
- Бронза - всегда почетно, какая бы она не была по счету: вторая, третья или пятая. Конечно, первые эмоции со вторыми не сравнить, ведь они самые родные: будь то первая любовь или медаль. 
 
- В сезоне 1999/00 Кривбасс в финале Кубка Украины минимально уступил Динамо, хотя имел неплохие моменты на протяжении всего матча… 
 
- Игра была равна, мы хорошо провели второй тайм, создав больше моментов, чем киевляне. Но…Думаю, мы никак бы не смогли победить у того Динамо. Дело даже не в игровом плане… Что есть, то есть – мы уступили. 
 
- Руководство было довольно итогами насыщенного сезона или аппетит приходит во время еды и хотелось большего?
 
- Довольны, но точно хотелось большего. У президента, тренерского штаба и футболистов были планы посерьезнее, но что поделаешь. Бронзовые медали для нас уже не были тем желанным результатом, как раньше, хотелось добыть серебро и выйти Лигу чемпионов. Плох тот солдат, что не мечтает стать генералом! Шансы были, и команда могла… К сожалению, не сложилось.
 
- Кстати, о руководстве. Каким вам запомнился Сергей Полищук?
 
- Ничего плохого о нем сказать не могу. Это человек, который поддерживал нас во всех спортивных и бытовых вопросах. Сергей Георгиевич переживал за команду. Результаты его работы говорят сами за себя – именно при Полищуке клуб достиг своего пика! 
 
- Несомненно, одним из главных творцов того успеха стал Олег Таран. Он был своего рода новатором в украинском тренерском цехе? 
 
- Да. Анатольевич – человек справедливый. Он не любит подковерных вещей, закулисных дел. Если работаешь и выкладываешься – будешь играть, если нет – до свидания. Таран очень порядочный и требовательный ко всем. У нас вообще был очень сильный тренерский штаб. Таран, Литовченко, Башкиров, Городов… Я даже не мог представить, что буду работать с такими легендарными людьми. Мы на них смотрели с открытыми ртами. 
 
К Романцеву в Спартак!
 
- Сезон 2000/01. Кривбасс стартовал вполне удачно, обыграв Карпаты, Ворсклу и донецкий Металлург. Казалось бы, отличное начало – можно и о медалях вновь задуматься… Что затем случилось с командой? 
 
- Мы сыграли вничью с ЦСКА, а затем проиграли четыре матча подряд. Я не могу назвать конкретную причину, почему все так получилось. 
 
- Известие об отставке Тарана стало для вас неожиданностью? 
 
- Думаю, к этому все шло. Олег Анатольевич был недоволен нашими результатами и тем, как все получалось в клубе. Тогда начали распродавать команду: непонятно почему вдруг отпустили Лавренцова, Мороз уехал. Были разговоры, что еще должны продать нескольких ведущих игроков, кого-то в аренду отправить… Тогда все пошло как-то неправильно, не так, как хотелось бы всем.
 
- Именно в тот неудачный момент нам предстояло встретиться в Кубке УЕФА с Нантом. Дома мы проиграли французам 0:1, отличился Зиани. Что случилось с Кривбассом в ответном матче?
 
- Во Франции была плохая погода, весь матч шел ливень. Мы много ошибались в обороне, да и вратарь не везде выручал (тогда место Лавренцова в рамке занял Сергей Правкин. – прим. Р.К.)… Все это и привело к пяти пропущенным мячам. 
 
- Неудачи с французами как-то связаны с внутрикомандным микроклиматом? 
 
- Внутри коллектива не было никаких проблем, все как раз было великолепно! Та команда отличалась тем, что у нас никогда не было никаких внутренних конфликтов. Если и случались какие-то непонятки – они сразу решались между собой. 
 
- С уходом Тарана Кривбасс посыпался. Но это было уже без вас – зимой вы перешли в московский Спартак. Как узнали об интересе москвичей?
 
- Позвонил Грозный, предложил поехать в Спартак. Вместе со мной на просмотр отправились Саша Зотов, Сережа Мизин и Антон Монахов. 
 
- Опасения перед переездом в Белокаменную были?
 
- Тогда еще поступило предложение от Шахтера, и я раздумывал. Понимал, что Спартак играл в не совсем привычный мне футбол. Но затем пообщался с Сергеем Башкировым, он сказал: «Саша, едь. Все будет нормально». Я и поехал. Почему не остался в Москве – уже другая история. Молодой был, неправильно повел себя в плане переезда. Но, опять же, все что не делается – к лучшему…
 
- В финансовом плане от перехода выиграли?
 
- Нельзя сказать, что я стал получать больше. Подкупило, что Спартак - имя, гремевшее на всю Европу. А за материальными благами я никогда не бежал. Всех денег не заработаешь. 
 
- Что вы имели ввиду под фразой: «Коллектив там был специфический»? 
 
- Да, и со временем я убеждаюсь в этом все больше и больше. В команде появились легионеры, бразильцы, пятые-десятые… Тогда уже играли за деньги, а не за честь клуба и эмблемы. Я убежден, что финансовая часть очень сильно влияет на футболистов, сказывается на командной атмосфере.
 
- Какие впечатления остались от работы с Романцевым? 
 
- У него были очень интересные тренировки, которые базировались на постоянной работе с мячом: наигрывали комбинации, моделировали игровые ситуации. Без мяча тренировались редко. 
 
- А почему не смог закрепиться в Спартаке Антон Монахов, вернувшийся в Кривбасс летом 2001 года? 
 
- Этого я не знаю. 
 
«Лобановскому отказывать нельзя»
 
- От кого узнали о вызове в сборную Украины? 
 
- В офис Спартака прислали приглашение на мое имя. Честно говоря, уже не вспомню, кто мне об этом сказал. 
 
- В майке национальной сборной вы провели три поединка, сыграв с Румынией, Кипром и Латвией. Соперники были равны по силе? 
 
- Хорошо запомнил те встречи. В матче с Румынией я противостоял Виорелу Молдавану, бегавшему в нападении. Показалось, что сыграл нормально. Затем полностью провел игру с Кипром. Лобановский в дополнительное время подошел ко мне, дал напутствие и подсказал, как действовать на поле. Приезд из России в расположение национальной команды был для меня как подзарядка батареек, как глоток чистого воздуха. Вокруг родная земля, ребята, которых я хорошо знал. По возвращении в Москву мне надолго хватало эмоций и сил. 
 
- Какие впечатления от работы с Мэтром? 
 
- Как-то раз Лобановский пригласил меня в свой кабинет. Я зашел, и при одном взгляде на Валерия Васильевича давление поднялось под 200! Он спросил у меня всего две вещи, я что-то ответил. Затем он сказал: «Хорошо, можешь идти». Вышел из кабинета – и от волнения не мог понять: о чем мы вообще говорили минуту назад? (улыбается). Для нас Лобановский был кем-то большим, чем человек. Он - Легенда, история украинского и советского футбола. Как и Виктор Прокопенко, которого я знал лучше. С ними ушла эпоха. Но время бежит, ничего не поделаешь. Кто-то уходит, кто-то приходит… 
 
- Почему выбрали Карпаты (Львов) для продолжения карьеры? Город впечатлил?
 
- Это был единственный клуб из Украины, который меня приглашал. Потом уже звонили из донецкого Металлурга, интересовались, но с Карпатами к тому времени все уже было договорено. А я такой человек, что если что-то пообещал, то слово держу. 
 
- Полностью раскрыться в составе «Левів» помешала травма?
 
- Да. Я тогда получил повреждение спины и не смог сыграть за Карпаты в Александрии. 
После этого меня вызвали в сборную. Поймите, я не мог не поехать! Тренеры сборной посчитали, что я смогу играть в матче с Литвой. Пришлось пожертвовать здоровьем и выйти на поле, отказывать было нельзя. Сборная есть сборная. Карпаты тогда тренировали Мирон Маркевич и Юрий Дячук-Ставицкий. Они не поверили в мою травму и сказали: «Значит, за Украину ты играешь, а как за команду выйти – лечишься?» Эта ситуация и повлияла на мой уход из Карпат. После того повреждения я восстанавливался четыре месяца. К сожалению, проблемы со спиной продолжаются до сих пор. 
 
- Вместе с вами в Карпатах бегали такие интересные персонажи, как нигериец Аньямке и зимбабвиец Мутамбиква. Они в команде исполняли роль мебели или какую-то пользу все же приносили? 
 
- Аньямке играл на позиции нападающего, а второго я вообще не помню. 
 
- Чем привлекло предложение казанского Рубина? 
 
- Позвонил Курбан Бердыев и сказал, что Грозный порекомендовал ему мою кандидатуру. На тот момент кроме Рубина вариантов для продолжения карьеры не было. В Карпатах я оставаться не мог, да и не хотел. Поехал в Казань, но после стольких месяцев простоя, конечно же, физически был не готов.
 
- Бердыев не удивил своей религиозностью?
 
- Религия у каждого своя, и осуждать никого не стоит. Конечно, он иногда мог отсутствовать на тренировках по религиозным соображениям, но это не сказывалось на рабочем процессе. 
 
«А с Ищенко – поспорим!»
 
- В 2002 году возвращались в Кривбасс с радостью? 
 
- Был рад возвращению! Знаете, Кривой Рог – это город, в котором я спокойно могу жить, не испытывая ностальгии по родной Одессе. Здесь есть что-то свое, родное… 
 
- Согласны, что это был уже не тот перспективный и амбициозный Кривбасс?
 
- Насчет амбиций вы правы. Но у этого клуба есть своя история, традиции, менталитет, которые не растеряешь.
 
- После неудачного старта в чемпионате Игоря Надеина сменил Александр Ищенко. Как вам работалось с этими специалистами?
 
- У каждого из них было свое виденье. С Ищенко я почему-то всегда любил спорить, пытался что-то доказать. 
 
- Он позволял высказывать свое мнение?
 
- Нельзя сказать, что Алексеевич был демократом и особо ко мне прислушивался (улыбается).
 
- 12-е место по итогам сезона как нельзя лучше отображает силу той команды? 
 
- Я думаю, да. Мы брали те очки, которые должны были взять.
 
- Приход к рулю команды легенды советского футбола Владимира Мунтяна мало что изменил? 
 
- Мне кажется, Федорович тогда не справился с нами в психологическом плане. Он хотел от нас намного большего, на что мы просто не были способны – ресурс у криворожского клуба был ограничен. Через голову ведь не прыгнешь. Мунтян нам дал многое в плане человеческих качеств. Он – очень порядочный, работать с ним было одно удовольствие. 
 
- Почему вы посреди сезона ушли в перволиговый Металлист? 
 
- Потому что ту команду тренировал Геннадий Литовченко, с которым мы работали в бронзовом Кривбассе. Геннадий Владимирович - один из тех людей, кто всегда поддерживал меня в трудных ситуациях. С огромным удовольствием поехал к нему, не раздумывая. 
 
- Затем, не уезжая из Первой столицы, вы перешли в другой клуб - ФК Харьков. И вновь – рутина первой лиги… Не пугало? 
 
- Нет, тогда за Литовченко ушла практически вся команда, не только я. В Металлисте остались только те, кто был на контракте с клубом, остальные сели в автобус и уехали к Владимировичу в ФК Харьков! 
 
- Вам в Харькове должны памятник поставить – с разницей в год вы помогли вывести обе харьковские команды в Высшую лигу! Интересное достижение!
 
- Не мне! Литовченко! (улыбается).
 
- Немного непонятным выглядит ваш дальнейший переход в пражскую Славию. 
 
- Вариантов особо не было. Я не смог договориться с президентом ФК Харьков Виталием Даниловым. В тот момент позвонил мой товарищ Саша Голоколосов и предложил поехать в Чехию. Я с удовольствием согласился. У меня родился сын, нужно было содержать семью. 
 
- Что не задалось?
 
- Да как могло получиться, если в Чехии совсем другой футбол! Там играли большие, габаритные по сравнению со мной футболисты, которым сложно противостоять. Была и моя вина: не могу быстро адаптироваться в новой обстановке. Нужно время, чтобы ко всему привыкнуть и приспособиться. 
 
- Чехия – красивая страна? 
 
- Конечно! Как может Прага не понравиться? (улыбается). Хорошо там… 
 
- Транзитом через черкасский Днепр вы вернулись в Кривбасс. Третий раз в одну воду… Не смогли отказать Олегу Тарану?
 
- Я был рад, что он принял команду и надеялся, что Олег Анатольевич меня позовет. Спасателем для Кривбасса я не был, как говорили некоторые. Я же не Роналдо, который может прийти и поднять любую команду. Это Таран меня спас, вытащив из первой лиги! Спасибо ему за это. 
 
- Кривбасс, хоть уже и не хватал звезд с неба, все же периодически выдавал хорошие игры: победа над Шахтером благодаря голу Мотуза, исторический обыгрыш Динамо на своем поле накануне юбилея клуба… Были и позитивные моменты!
 
- Действительно, были хорошие игры. Победа над Динамо стала настоящим праздником для наших болельщиков! Помню, что вокруг того матча с киевлянами ходило много разговоров. Некоторые даже заявляли, что Динамо сделало нам подарок на пятидесятилетие... Но это же самый настоящий бред! Не знаю, зачем распространять такие слухи? Очень неприятно такое слышать…. Поверьте: мы победили в ЧЕСТНОЙ борьбе. 
 
И напоследок…
 
- Александр, вы отдали Кривбассу в общей сложности десять сезонов и стали настоящей легендой в сердцах многих украинцев. Довольны, как сложилась футбольная судьба? 
 
- Знаете, нельзя гневить Бога. Я полностью доволен всем, что происходило со мной в карьере.
 
- Когда пришло осознание, что пора вешать бутсы на гвоздь? 
 
- Рано или поздно все заканчивается… Давали знать о себе травмы, беспокоила спина. Решил, что пора дать дорогу молодым и закончить с футболом. 
 
- Тяжелое решение? 
 
- Скажу вам честно: нет. Последние полгода я играл на таблетках и уколах, превозмогая боль. Понимал, что пришло и мое время уходить. 
 
- Оглянувшись назад, что бы поменяли, переиграли, будь такая возможность? 
 
- Думаю, у каждого человека есть такие моменты в жизни, которые хотелось бы исправить. Но нам не дается второго шанса. 
 
- Сейчас вы с Олегом Тараном - коллеги. Как тренер многому у него научились?
 
- Естественно. У Тарана я почерпнул различные тактические схемы, принципы создания здорового микроклимата в команде, элементы тренировочного процесса. Сейчас во всех интересующих меня моментах буду обращаться к Олегу Анатольевичу за советом. 
 
- С кем из бывших партнеров по Кривбассу поддерживаете связь? 
 
- С Олегом Симаковым, Вовой Пономаренко, Сашей Зотовым, Денисом Колчиным, Вовой Мусолитиным, Андреем Оксимцом… Всех сейчас и не вспомню! Собираемся, к сожалению, редко. Многих жизнь разметала по разным уголкам. Симаков почти каждое лето приезжает из России, проведывает нас. 
 
- Идеальный состав Кривбасса: ваша версия? 
 
- Играем по схеме 3-5-2. В воротах – Лавренцов. Полевые: Анищенко, Колчин… Себя называть? 
 
- Конечно! Вписываем Грановского. 
 
- Далее: Пономаренко, Мизин, Мороз, Симаков, Зотов, Гецко и Рымшин. 
 
- У вас есть объяснение, почему Кривбасс после триумфальных результатов на рубеже веков вскоре превратился в слабенького середняка украинского чемпионата? 
 
- Сейчас уже совершенно другой уровень украинского футбола. Однозначно, соперники стали намного сильнее. 
 
- Вы играли на любом месте в обороне. Какая позиция на поле для вас самая любимая? 
 
- Особых различий я не чувствовал. Думаю, мое оптимальное место – слева в защите. 
 
- Если б тренер сказал сыграть центрфорварда – не перечили бы? 
 
- Это фантастика! (улыбается). Думаю, такого бы не предложили, но я бы не огрызался. Хотя, видите - сейчас Безус стал в ворота, всякое в жизни бывает. Пришлось бы выйти на позиции форварда – не проблема. Другое дело, как сыграл бы... 
 
- Вы – человек веселый. Юмор помогает идти по жизни? 
 
- К сожалению, в последнее время веселого было не много. Но в компании люблю посмеяться.
 
- Расскажите о вашей семье. Где познакомились с женой? 
 
- Она младше меня. Мы вместе учились в школе и росли в одном дворе, где и познакомились.
 
- Чем занимаетесь в свободное время?
 
- Сейчас общаюсь в Скайпе с женой и сыном. Они живут в Израиле. 
 
- Как здоровье сына?
 
- Слава Богу, все в порядке. Наша семья очень благодарна Александру Лившицу, который в свое время сильно помог! 
 
- У вас есть вредные привычки? 
 
- Курил! Но уже год прошел с тех пор, как бросил.
 
- А хобби имеется?
 
- Недавно занялся рыбалкой. Хорошее увлечение: посидишь, расслабишься… 
 
- Рыбацкими трофеями уже можете похвастаться?
 
- Один раз поймал щуку! 
 
- Большую? 
 
- Не-а. Зато первую. 
 
- Это как первая медаль!
 
- Да! (улыбается). 
 
- Александр, большое спасибо за столь содержательное и интересное интервью! Удачи на новом поприще и крепкого здоровья вам и всем вашим родным! 
 
Роман Клименко, специально для Football.ua 
 
Досье
 
Александр Анатольевич Грановский 
 
Родился 11 марта 1976 года в Одессе, Украина
 
Карьера игрока


 
Высшая лига (Украина): 180 матчей, 1 гол
Дебют: Карпаты – Нива В 1:2 (07.09.1996)
 
За сборную Украины: 3 матча, 0 голов. 
Дебют: Румыния – Украина 1:0 (26.02.2001) 
 
Достижения:
бронзовый призер чемпионата Молдавии (1996/97) и чемпионата Украины (1998/99, 1999/00), финалист Кубка Украины (2000)








Статьи о украинском и мировом футболе