Откровенно. Кирилл Ковальчук
Разделы

Все статьи сайта





Интервью с Кириллом Ковальчуком напрашивалось уже давно. В механизме Романа Григорчука он — игрок, которого нынче модно именовать системообразующим.
Кирилл Ковальчук слева, фото football.ua КИРИЛЛ КОВАЛЬЧУК СЛЕВА, ФОТО FOOTBALL.UA 03 ОКТЯБРЯ 2013, 12:22
И пусть Ковальчук визуально далеко не самый яркий персонаж: голов не забивает, рейдами по флангам а-ля Джа Джедже не радует глаз, но пользу на своем участке приносит грандиозную.
 
Побеседовали с Кириллом в воскресенье: на следующий день после неудачного визита Черноморца в Днепропетровск. Собственно, разговор мы и начали с событий субботы.
 
Всюду ездил за братом
 
– Первый тайм провели неплохо, – вспоминает матч Ковальчук. Во втором днепряне время затягивали, мы теряли темп. Еще и удаление... В итоге, вдесятером где-то пытались зацепиться на стандарте, но не вышло.
 
– Вижу, удаление считаете странным?
 
– Никакого злого умысла у Антонова не было: ему ж надо было ногу куда-то ставить. Уверен, Артем Федецкий зла на него не держит. Понятно, что прямая красная нам видится слишком строгим наказанием, но ничего уж не поделаешь.
 
– В Днепре вы начинали свою карьеру. Вам близок этот клуб сейчас?
 
– Не могу сказать, что сформировался я именно в Днепропетровске – тут, скорее, речь стоит вести о России. В Днепре прошли мои первые сознательные годы...
 
– В каком смысле «сознательные»?
 
- Самостоятельным стал, подготовил себя к взрослой жизни, раньше ведь как было – всюду за братом путешествовал: он в Кишинев – я туда, он во Львов – и я туда же. (Кирилл занимался в школах клубах, за которые в те времена играл его старший брат Сергей – прим. Г.К.)
 
– Как так вышло, что ваши пути разошлись на время?
 
– С Карпатами попали в финальную часть чемпионата Украины своего возраста, Евгений Мефодьевич Кучеревский, царство ему небесное, заметил меня и пригласил. Он ко мне всегда очень хорошо относился, не раз брал на сборы с первой командой. Во многом благодаря ему я стал тем, кем стал.
 
– Вы числились среди наиболее многообещающих игроков дубля?
 
– Не знаю даже... Около года капитаном был. А вообще, тогда компания еще та подобралась: Антонов тот же, Коноплянка, Лепа, братья Пашаевы.
 
– Когда игрок выходит на поле против своей бывшей команды, журналисты наперебой спрашивают об особенности этого матча. Такой вопрос имеет смысл в этом контексте?
 
– Думаю, нет. Какого-то зла, какого-то желания доказать что-то именно Днепру у меня нет.
 
– Для вас существует соперник в Украине, которого можно назвать принципиальным?
 
– Понятно, что такими принято считать Днепр, Карпаты и Динамо. Хотя вообще мне без разницы, против кого выходить на поле.
 
– Вы не раз заявляли, что Черноморец – клуб вашей детской мечты. По собственной инициативе вернуться домой еще в те годы пытались?
 
– А смысл? В Днепре сидел в дубле, в Черноморце было бы точно также. Поэтому пришлось делать в чем-то шаг назад: перебраться в молдавский Зимбру.
 
– По-вашему, есть ли какой-то возрастной предел для игрока в плане сидения в дубле?
 
– Однозначно. Я ушел в 19, а вообще, считаю, что после 20 надо что-то решать: в таком возрасте необходимо играть со взрослыми, а не с детьми.
 
Звали в сборную Молдовы – отказывал
 
– Вы могли предположить, что останетесь в Молдове надолго?
 
– Нет, это явно не входило в мои планы. Из Зимбру, Шерифа и прочих молдавских клубов люди довольно часто уходят в высшие дивизионы Украины и России. Вот и я решил, что Зимбру будет таким себе трамплином.
 
– В общем-то, все и сложилось так, как и планировали.
 
– Да, поначалу я получил огромный опыт, мы выступали в Кубке УЕФА. Мне даже забить удалось – словацкой Артмедии. Лучшим игроком команды признавали по итогам сезона, Кубок страны выигрывали. В итоге, спустя пару лет я перешел в Томь.
 
– Постойте, еще ж была аренда в Симферополь. Судя по сухой статистике, ее стоит признать неудачной...
 
– Таврия изначально хотела меня выкупить, но по деньгам клубы не договорились. Получается, провел в Крыму лишь три месяца на правах аренды, отыграл четыре матча: три на замену, один в основе. Тогда хорошая команда подобралась: Ковпак, Гоменюк, Любенович, Лаки Идахор...
 
– А руководил ими всеми Михаил Фоменко.
 
– Мне понравилось работать под его руководством. Фоменко хотел, чтобы я остался, но клубы и со второй попытки не смогли договориться: пришлось ненадолго возвратиться в Кишинев.
 
– Кому вы проиграли конкуренцию?
 
– Пожалуй, Желько Любеновичу. Я ведь тогда играл больше атакующего полузащитника или на флангах: опорника из меня уже Григорчук слепил.
 
– Слышал, что впечатленные вашим прогрессом тренеры молдавской сборной звали вас под свои знамена.
 
– И не раз. За те пару лет у сборной было несколько тренеров – каждый предлагал мне сменить гражданство. Каждый раз отказывал.
 
– Сейчас уже не зовут?
 
– Нет, актуальность этого как-то прошла после того, как я покинул Зимбру.
 
– А почему ваш брат Сергей Ковальчук согласился? На пике карьеры он стопроцентно получал бы предложения от украинской сборной.
 
– Я за Сережу говорить не буду, но он вряд ли достиг бы всего, если бы не принял тогда то приглашение. Все дело в том, что в сборную Сережу позвали, когда ему, кажется, 17 было: он в таком возрасте уже против сборной Португалии, Луиша Фигу и Нуну Гомеша на поле выходил. Можете себе представить, какой это опыт. Так вышло, что во многом благодаря этому на него обратили внимание Карпаты, а следом и Спартак.
 
Непомнящий молодых в состав не ставил
 
– С ходу заиграть в Томи тоже не удалось. Почему?
 
– Меня брали, как принято говорить, на перспективу. Так и вышло, что первые полгода я просидел на лавке, выходил в основном за дубль.
 
– Были гораздо слабее конкурентов?
 
– Валерий Кузьмич Непомнящий, тренировавший тогда Томь, был очень осторожным тренером. Молодежь у него не играла вообще, он безгранично доверял опытным игрокам. Средний возраст у команды был очень большим. Я не говорю за себя – тогда, видимо, действительно не был до конца готов, а вот интересен пример Сергея Корниленко. Он перешел за большие деньги из Днепра, но при этом в свои 24 года все равно продолжал считаться молодым. К тому же Непомнящий практически не делал замен: либо одну, либо никого не выпускал, что тоже усложняло ситуацию.
 
– Со временем все же удалось убедить тренера, что вы кое-чего умеете?
 
– Через полгода дебютировал в матче на кубок против Алании, а вскоре впервые появился на поле в матче чемпионата. Так сложилось, что дебют состоялся против Зенита на Петровском, и мы сенсационно выиграли 2:0.
 
– Ничего себе. Должно быть, тот матч – наиярчайшее воспоминание от российского этапа?
 
– Он стоит особняком, это понятно, но было и много других хороших матчей, пару раз даже в сборную тура попадал.
 
– Тогда вы, я так понимаю, все еще играли ближе к атаке?
 
– Да, или на одном из флангов. В опорную зону выходил буквально пару раз на замену, когда надо было удержать результат.
 
– Представляю, насколько проблематично было перестраиваться на позицию с совсем другими функциями.
 
– Нелегко, конечно, было, но справился довольно быстро. Дело в том, что у нас очень много теории, просмотров, обучения. Если есть желание прогрессировать – пожалуйста, учись, слушай тренера и все будет ОК.
 
– Вы из тех футболистов, которые любят повторять, что им все равно, на каком участке поля играть?
 
– Да. Если есть доверие – буду играть где угодно.
 
– В Томске вы воссоединились со своим братом. Теперь уже вы за него замолвили словечко?
 
– Где-то так и было. Мы очень давно хотели поиграть в одной команде – еще с самого детства. Сережа хотел уйти из Спартака – начали договариваться. Мы даже поставили два таких своеобразных рекорда: два брата-иностранца никогда прежде не играли друг против друга и в одной команде.
 
– В Черноморце было время, когда Ковальчуков в команде числилось трое. Не поверю, что ни разу не возникало какой-то забавной путаницы.
 
– Чего-то такого комичного вроде бы и не случалось. Понятно, что тренерам надо было называть нас исключительно по имени, но как-то разбирались. Для прессы интересно, конечно, было, но не более того.
 
В мечтах: сборная и весенняя Лига Европы
 
– Поначалу вы отправились в Одессу на правах аренды. Томь не хотела отпускать или Черноморец не хотел сразу покупать?
 
– Не хотели отпускать. Переход был моей личной инициативой, хотя договориться было нелегко.
 
– Откуда такое стойкое желание покинуть Томь?
 
– Мне не было плохо в Томи, но назревало желание сменить обстановку. Огромным было желание вернуться домой. В общем, таковы ключевые факторы.
 
– По окончанию аренды канители с переходом не было?
 
– Тогда была другая ситуация: Томь покинула Премьер-лигу, естественно, игроки начали уходить, и тут уже каких-то проблем не было.
 
– Положение Черноморца в то время тоже было незавидным.
 
– Но я не сомневался, что мы выберемся. Когда я пришел, шел шестой тур, а в активе у нас было всего лишь два очка...
 
– Тут уже и о борьбе за выживание тянет задуматься...
 
– Мы об этом даже не думали. И не зря, в общем-то – первый год закончили в серединке, потом пробились в еврокубки, выходили в финал кубка. Короче говоря, может и как-то слишком пафосно звучит, но сейчас мы переписываем историю.
 
– Многие предрекали кризис Черноморцу после потери нескольких важных игроков летом. По вам вопросов никаких не было?
 
– Руководство пошло на интересный и, считаю, правильный шаг. Хочешь уйти – пожалуйста, на все четыре стороны. По мне такой вопрос не стоял. Ушедшие же игроки наверняка жалеют: кроме Политыло никто из них на повышение не пошел.
 
– В Лиге Европы Черноморец нестабилен: то обыграет балканских грандов, то оступиться в гостях у Дачии и Шкендербеу. Почему так?
 
– Те, кто видел игру в Албанию, знают, что там было абсолютно фантастическое стечение обстоятельств. Мы смотрели албанцев в предыдущих матчах: у них одно и тоже самое всегда – где-то удалось забить и сразу в оборону. В общем, главное, что прошли.
 
– Если бы в той серии пенальти удача вновь отвернулась от Черноморца – от позора потом бы не отмылись?
 
– Это было бы огромная неудача. Такого соперника мы обязаны были обыгрывать при любых обстоятельствах. Понятно, что болельщики расстроились бы, но, думаю, все равно не стали бы от нас отворачиваться.
 
– Насколько высоки ваши личные амбиции в футболе? Понятно, что Черноморец – клуб детской мечты, но...
 
– На данный момент цели две: пробиться с клубом дальше в Лиге Европы, и надеть футболку национальной сборной.
 
Глеб Корниенко, Football.ua








Статьи о украинском и мировом футболе