Откровенно. Валентин Платонов
Разделы

Все статьи сайта





Football.ua представляет интервью с одним из легенд бронзового Кривбасса.
Валентин Платонов, фото Станислава Хоменко ВАЛЕНТИН ПЛАТОНОВ, ФОТО СТАНИСЛАВА ХОМЕНКО27 АВГУСТА 2011, 07:00
Валентин Викторович Платонов – один из символов легендарного Кривбасса, который на рубеже веков достиг своих пока что наивысших высот. Судите сами: криворожане дважды, в сезонах 1998/99 и 1999/00, брали бронзовые медали украинского чемпионата, доходили до финала Кубка Украины, играли в Кубке УЕФА. И все это при непосредственном участии Платонова. А еще Валентин занимает первое место в истории Кривбасса по сыгранным матчам в высшей лиге – их у него 163!
 
Вдвойне приятно, что Валентин Платонов – воспитанник местного футбола.
 
- Я родился на 44-м квартале. Помню, по всем школам ходили детские тренеры и приглашали пацанов в футбольную секцию. Так я попал в ДЮСШ №4. Играл там, постепенно стало получаться. Тогда и понял, что футбол – это что-то большее, чем простое увлечение.
 
Затем я перешел в спортивную школу-интернат города Днепропетровска. 
 
- Кто был кумиром в детстве? На кого-то из местных равнялись?
- Из криворожских футболистов даже не могу кого-то выделить – я не часто попадал в этот район (Соцгород, где находится стадион Металлург. – Р.К.), далековато было. На матч Кривбасса я впервые побывал только лет в одиннадцать. 
 
Моим кумиром был Марко ван Бастен. Потом нравилась игра Зинедина Зидана. А любимый иностранный клуб - Манчестер Юнайтед. 
 
- Расскажите о Ваших родителях. Знаю, что они тоже спортсмены.
- Папа был тренером по баскетболу, а мама до сих пор работает тренером по плаванью.
 
- Чем запомнилась учеба в днепропетровском спортинтернате?
- В спортивном интернате города Днепропетровска я занимался с 13 до 17 лет. Получается, всю свою юность там провел. Поначалу было немного трудно, ведь оторвался от дома, от семьи, но уже через несколько месяцев адаптировался к новому месту. Коллектив у нас подобрался хороший, человек семь было из Кривого Рога. Весело, что сказать! (улыбается). 
 
- Как возник вариант с переходом в Химик (Северодонецк)?
- В последнем классе спортинтерната все задумывались, куда пойти после его окончания. Как раз тогда к нам приехал тренер Химика и попросил на просмотр несколько футболистов. Так меня и еще двух ребят отправили в Северодонецк. 
 
- Затем был переход в Металлург (Новомосковск). Вы там вместе с Александром Рыкуном начинали? 
- Да. Эта команда выступала во второй лиге и была, по сути, дублем днепропетровского Днепра. Мы жили на базе в Днепропетровске, тренировались там, а в Новомосковск ездили на матчи. Вместе со мной играли Сергей Перхун, Андрей Котюк, а через год к нам подтянулся Саша Рыкун.
 
- Он уже тогда считался перспективным игроком?
- Тогда все были перспективными! Саша еще со школы выделялся, играл за ребят старшего возраста. Он сам 1978 года рождения, а играл за команду 1977-го. 
 
- В Днепр как попали?
- Это вышло случайно (улыбается). В Днепре как раз собралась очень хорошая команда: Мизин, Паляница, Ковалец, Полунин… Тренером был Бернд Штанге. 
 
Перед игрой в Кировограде с местной Зиркой (6 апреля 1996 года, матч закончился со счетом 1:1. – Р.К.) семь человек из днепровской основы заболели гриппом, и из дубля подтянули четверых игроков, в том числе и меня. В конце того матча я вышел на замену. 
 
- В 1996 году Вы оказались в Кривбассе. Переходили с радостью?
- Да, почетно было выступать в родном городе! Поначалу никто и не знал, что я местный. 
Кривбасс тогда тренировал Александр Лысенко, и он попросил у Днепра в аренду Дирявку, Котюка, Захарова и меня. В Днепропетровске не были против. 
 
Приехали мы перед матчем с винницкой Нивой. Кривбасс тогда выиграл 3:0, а я забил свой первый мяч за криворожскую команду! 
 
- С кем из игроков боролись за место в основе?
- Нас отдавали в аренду с условием, что будем получать постоянную игровую практику. На моей позиции в Кривбассе бегал Влад Носенко. Я был передним защитником. Затем меня стали выдвигать вперед – начал играть опорного полузащитника, а когда нужно было, то поднимался еще выше. Так я постепенно перешел в опорники. 
 
- Чем запомнился дебютный сезон в Кривбассе?
- Я молодой еще был. Приятно было, что получалось забивать (Платонов четыре раза распечатывал ворота соперника. – Р.К.). К тому же мы боролись за выживание, но благодаря слаженности коллектива добыли несколько важных побед и остались в высшей лиге. Мне по окончанию сезона дали хрустальный мяч Лучшему футболисту Кривбасса – приятно было!
 
- Как работалось с Вашим первым тренером в Кривбассе Александром Лысенко? 
- Петрович был добрым человеком. Он – довольно мягкий тренер, общительный, всегда советовался с футболистами. Можно сказать, он сильно пережевательный (смеется). 
 
- В чем кроется причина неудач Кривбасса в те годы?
- Тогда у нас были проблемы с финансированием. Не было своей базы, тренировались на Металлурге, где и играли. Это потом уже, при президенте Полищуке, мы переехали в профилакторий Каскад. 
 
- А полноценный контракт с Кривбассом подписали по окончании сезона?
- Нет. Кривбасс хотел меня выкупить, но в клубе как раз произошла смена руководства, пришел Полищук. Команду принял Олег Таран, и я еще полгода выступал здесь в аренде. За эти полгода при Олеге Анатольевиче я неплохо себя проявил, забил шесть мячей, и зимой меня выкупили у Днепра. 
 
- Что изменилось с появлением Олега Тарана?
- Во-первых, в команду пришли новые люди. Чувствовалось, что главный тренер поиграл в Германии. Он прививал нам западную железную дисциплину, тренировочный процесс пошел по-другому. Уровень организация стал намного выше. Да и руководство явно не хотело, чтоб команда боролась за выживание. Арендовали базу, начали строить тренировочные поля. Выплатили сразу все задолженности, оперативно решались любые вопросы футболистов. Это принесло свои плоды: в первый год мы заняли 8-е место. 
 
- Таран тогда кардинально состав поменял…
- Да, мы первые три тура отыграли старым составом, а потом началась дозаявка, и пришли новые футболисты. Как сейчас помню: в четвертом туре мы поехали играть в Ивано-Франковск с Прикарпатьем. Соперник, когда прочитал нашу заявку на матч, очень удивился: из тех, кто играл за Кривбасс в прошлом туре, осталось только два человека: я и Гена Приходько! Таран занимался омоложением команды, старался убрать игроков из старой плеяды и построить абсолютно новый коллектив. 
 
- В первый сезон при нем первоочередной задачей было создать боеспособную команду? 
- Да, но в то же время руководство требовало, чтоб мы закрепились в десятке. Эту задачу мы успешно выполнили во втором круге, когда чуть прибавили и зацепились за 8-е место. 
 
- В чем успех Вашей высокой результативности?
- В первом круге я забил 6 мячей. Зимой у нас снова поменялся коллектив, пришли Симаков, Грановский, другие ребята. Первые четыре тура после зимнего перерыва нам тяжело было, но потом уже, когда сыгрались, стало полегче. Тогда я добавил еще два гола. В общей сложности в сезоне 1997/98 у меня 8 мячей в активе. 
 
- Как любили забивать?
- По-разному получалось! И издалека, и головой. Дальние удары для зрителей, конечно, смотрятся эффектнее, а так, как говориться, голы не пахнут. Шахтеру забил красивый мяч в подкате. 
 
- В 1998 году Кривбасс вышел в полуфинал Кубка Украины. С Динамо тогда тягаться было нереально?
- Ну да, тяжеловато. В Динамо вся сборная Украины играла, очень сильная команда во главе с Валерием Лобановским. Мы бились достойно, старались изо всех сил, но проиграли. 
 
- Тогда говорили, что против Динамо иначе как с десятью игроками в защите играть было нельзя?
- Да! Это сейчас все команды примерно на равном уровне, а тогда в матче с киевлянами сложно было половину поля перейти! Ничья с таким соперником воспринималась как безусловный успех. В те годы с ними даже Шахтер не мог тягаться. 
 
- В 1999 году Кривбасс впервые завоевал бронзовые медали. Могли мечтать о подобном до начала чемпионата?
- У нас была молодая команда, и задачи попасть в тройку призеров не было. Но походу чемпионата мы начали стабильно набирать очки, подниматься в турнирной таблице все выше и выше. Второй круг начали на четвертом месте, а по итогам чемпионата заняли третью позицию. У нас был хороший коллектив, средний возраст которого составлял 23-24 года. Пришли Зотов, Пономаренко, Лавренцов, Долганский, Бугаев, мы удачно сыгрались и поднялись на третье место. 
 
- А кто был капитаном до Зотова?
- Сергей Дирявка, но потом его Таран перестал ставить в основу. А после Дирявки капитаном стал Гена Мороз. 
 
- Кривбасс тогда довольно успешно бился с лидерами: сыграл вничью с Динамо, а у Шахтера отобрал 5 очков – победа дома и ничья на выезде. Думаю, на матчи такого уровня команду даже настраивать не нужно было?
- Конечно! Тем более, в Кривом Роге на матчи собирался полный стадион, который обеспечивал нам отличную поддержку. На поединок с Динамо, например, пришло более 39 тысяч болельщиков – рекорд нашей арены! Мы тогда сыграли вничью, 0:0. 
(Лучшим игроком матча признали вратаря Кривбасса Александра Лавренцова, которого никак не могло пробить звездное динамовское нападение. Ему вручили ключи от зеленой Шкоды, но Лавренцов отказался от подарка и решил так: машину – продать, а вырученные деньги поделить между всеми игроками команды. – Р.К.).
 
Затем мы еще и обыграли Шахтер со счетом 1:0! 
 
- В одном из своих интервью Вы назвали ту победу над Шахтером самой значимой в карьере. Прошло время. Не поменяли свое мнение?
- Думаю, нет. Эта игра на мне сильно отразилась! В том сезоне мы начали серьезно противостоять Шахтеру. Хотели даже потягаться с ним за второе место, но немного не получилось. 
 
- Чего не хватило, чтоб завоевать серебро? 
- Первый круг мы прошли очень хорошо, после четвертого тура даже несколько месяцев возглавляли турнирную таблицу! Перед вторым кругом у Кривбасса был отрыв от Шахтера в несколько очков. Тогда дончан принял Виктор Прокопенко, и они из 14 матчей выиграли 13, а мы по ходу турнирной дистанции несколько раз очки потеряли и в итоге отстали от них на 6 очков…
 
- Тем не менее бронза осталась за Кривбассом! Долго праздновали завоевание медалей?
- Да! Было много шампанского, радовались все. До утра гуляли! (улыбается). 
 
- Получили повышенные премиальные?
- Нет, никаких бонусов за третье место руководством не предусматривалось. Но стоит заметить, что тогда в команде были очень хорошие финансовые условия, все выплачивалось вовремя. 
 
- Осенью 1998 года вы дебютировали в молодежной сборной Украины. Чем запомнился матч с Венгрией?
- Мы выиграли со счетом 3:1, дублем отметился Дранов, а еще один гол провел Яксманицкий. Тренировал сборную Виктор Михайлович Колотов. 
 
- Кто из известных игроков выступал за ту сборную?
- Владимир Яксманицкий, Геннадий Зубов, Анатолий Тимощук, Сергей Перхун, Андрей Воробей. Очень много хороших футболистов! В резерве у нас был Андрей Каряка. Правда, он не играл за нас в официальных играх, поэтому смог затем беспрепятственно выступать за Россию.
 
- По окончанию бронзового сезона 1998/99 Кривбасс завоевал право выступать в Кубке УЕФА. Первым соперником стал Шамкир из Азербайджана. Как готовились к этому поединку?
- Если об украинском клубе было достаточно легко собрать нужную информацию, то об азербайджанцах мы вообще ничего не знали. Какой-то специальной подготовки не было, шел обычный тренировочный процесс. Мы понимали, что должны обязательно проходить эту команду. 
 
Первая игра, в Кривом Роге, тяжело нам далась. Хоть и выиграли 3:0, но с Шамкиром пришлось повозиться! 
 
- Какие были ощущения от дебюта в еврокубках?
- Хорошие! (улыбается). Сам себе сказал: Ну вот, ты уже и в Кубке УЕФА сыграл. 
 
- В ответной игре азербайджанские болельщики устроили заезжим гостям горячий прием?
- Нет. В Шамкире поле не соответствовало стандартам УЕФА, и мы сыграли в Баку на Центральном стадионе имени Тофика Бахрамова. Ажиотажа матч не вызвал, пришло всего несколько тысяч болельщиков. Футбол в Азербайджане тогда был на очень слабом уровне. Играть было тяжело, температура в тени достигала 40 градусов! Кривбасс классом был намного выше, победил во втором матче 2:0 и прошел дальше. 
 
- Были опасения перед следующим соперником – итальянской Пармой?
- Конечно! Парма на тот момент была очень сильной командой, лидером чемпионата Италии. Забегая вперед, скажу, что они в итоге и выиграли Кубок УЕФА.
 
- Парма была бесспорным фаворитом встречи. Как Кривбассу удалось дать бой в Италии?
- Мы вышли на матч с хорошим настроем. Забили быстрый гол, что сыграло нам на пользу. Игроки Пармы даже немного удивились – они не ожидали получить такое сопротивление. 
 
- Перед матчем мандраж был? 
- Конечно, некая боязнь присутствовала. Но у меня она всегда проходит, когда выхожу на поле – тогда отключаюсь от всего. 
 
- Имело ли место недооценка Кривбасса соперником?
- Может, нас и воспринимали как слабую команду, но мы выглядели очень хорошо и сыграно. У Пармы, конечно, было преимущество, она создали много хороших моментов. При счете 3:2 в пользу итальянцев Кривбасс имел неплохие шансы, могли и ничью вырвать. В составе Пармы играли такие замечательные футболисты, как Буффон, Ортега, Креспо, Фузер, Дино Баджо, Ди Вайо, Аморузо, Богоссян – состав у них был звездный! Ариэля Ортегу стоит выделить отдельно – много он попил нам крови в первом матче.
 
 - Наибольшую опасность представлял именно Ортега?
- Да! Через Ортегу все мячи шли. Тогда еще дождь лил, поляна была мокрая, и мяч у них в ногах держался как привязанный. А еще – Ди Вайо, который играл на острие. Он забил нам два мяча в Парме, а также отличился в Кривом Роге. 
 
- Чем запомнилось пребывание в Италии?
- Помню, мы летели на большом самолете, а аэропорт города Парма не мог принимать такие борта. Пришлось совершать тяжелую посадку вприпрыжку. В Италии мы пробыли недолго. Прилетели накануне игры вечером, а после матча сразу отбыли домой. 
Ажиотажа приезд украинской команды среди местных болельщиков не вызвал. 
 
- Перед домашним поединком с Пармой клуб получил 400 тысяч (!) заявок от болельщиков, которые хотели попасть на этот матч. При том, что стадион Металлург вмещает всего 30 тысяч. Друзья просили достать заветный билетик?
- Конечно, просили (улыбается). Ажиотаж был сильнейший! Футболистов перед игрой спрашивали, сколько кому нужно билетов. Три или четыре штуки нам выдавали бесплатно, а если нужно было больше, то могли свободно приобрести за свои деньги. 
 
- Тренер гостей Альберто Малезани перед матчем говорил, что в Кривом Роге очень плохая экология. У итальянцев не было шока, когда они увидели над стадионом разноцветный дым Криворожстали?
- Я думаю, они удивились! В тот день во время игры как раз дымилось нормально (улыбается). Знаешь, но когда я играл в мариупольском Ильичевце, то ситуации во время матчей были еще хуже. Бывало, играешь-играешь, а на поле опускается тучка дыма – приходилось брать паузу. 
 
- Перейдем непосредственно к домашнему поединку с Пармой. 
- Поле было в идеальном состоянии, полный стадион гнал нас вперед. Мы очень хорошо начали этот матч…
 
- …Но на 22-й минуте арбитр Конрад Плаутц удалил центрального защитника Кривбасса Игоря Дорошенко. Но ведь тот фол никак не тянул на красную!
- Да, Креспо картинно падал. Пенальти и удаление – это слишком жестоко! Это сломало нам игру.
 
- Кого Вам доводилось держать в том матче?
- Против меня в центре бегал француз Ален Богоссян и маленький голландец Йохан Валем.
 
- Играя в меньшинстве, о победе уже не думали? 
- Нет, мы даже не думали сдаваться! Парма тот пенальти не забила, мы перешли в оборону. Конечно, тяжело было. С ними одиннадцать на одиннадцать тяжко играть, ребята физически очень сильные, быстрые. Вот когда пропустили первый гол (Богоссян головой забил) – вот тогда стало все понятно. 
 
- После матча обменялись футболками с кем-то?
- Нет, не получилось (улыбается). Руководство предупредило, что потом могут возникнуть проблемы с новой игровой формой – ее же приходилось специально заказывать. Но обменяться хотелось! 
 
- Насколько тяжело было после Кубка УЕФА перестроится на матчи чемпионата? После сильнейшей Пармы довелось играть с тернопольской Нивой...
- Контраст был ощутимый! Мыслями мы были еще в еврокубках. 
 
- В сезоне 1999/00 Кривбасс дошел до финала Кубка Украины, где уступил киевскому Динамо (0:1, единственный гол провел Хацкевич). Могли победить?
- В Кубке играло уже немного другое Динамо… Тогда уже ушел в Милан Шевченко, впереди бегал Деметрадзе. Игра была довольно равная, ни у кого не было весомого преимущества. В концовочке нас немного придавили, но Кривбасс имел шансы на положительный исход матча. У Гены Мороза был хороший момент. Если судить по всему матчу, то у команд было примерно по две голевых возможности. Они свой мяч забили, а мы – нет. 
 
- Если не секрет, какая зарплата была у игроков Кривбасса при Полищуке?
- У всех по-разному. В среднем получали около 1,5 тысячи долларов, плюс премиальные за победу в зависимости от команды. 
 
- Квартиры футболистам выдавались?
- Нет, жилплощадью уже не обеспечивали. Это раньше было, когда команду спонсировал завод Криворожсталь. Но тогда за те же 3 тысячи зарплаты можно было купить хорошую квартиру, поэтому мы не жаловались.
 
- В первом круге сезона 2000/01 Кривбасс выиграл только 3 из 13-ти матчей, проиграл 7, а еще 3 матча свел вничью. Причина провала – только в ухудшившемся финансировании команды?
- Мы тот чемпионат начали довольно успешно. В стартовых четырех турах трижды праздновали победу, раз сыграли вничью и оказались на первом месте. А затем в оставшихся матчах первого круга Кривбасс никак не мог победить. Начались финансовые проблемы. Зимой у нас пошла кардинальная распродажа, из старого состава осталось немного людей. 
 
- Именно на этот неудачный период в истории Кривбасса пришлись матчи КУЕФА с французским Нантом. Чем они памятны? 
- У нас уже был еврокубковый опыт, и на игры с Нантом выходить было легче. Действительно, тогда команда не давала результата, нам психологически было очень непросто. Дома мы проиграли первый матч со счетом 0:1. Хоть и имели моменты, но Нант все-таки играл лучше. Но во Франции они нас просто разорвали… Причем, 0:5 – еще не предел, мы могли и больше пропустить.
 
- Чем можно объяснить тот разгром?
- Вот как раз в тот момент у нас начался серьезный игровой спад, когда не могли выиграть ни в еврокубках, ни в чемпионате, где мы даже в матчах с аутсайдерами теряли очки. Весной Кривбасс уже боролся за выживание…
 
- А чего не хватило в первом матче? Пропустили обидный гол в самой концовке…
- Наверное, дело в концентрации. Мы на последних минутах устали, поплыли, не было сил. Игроки Нанта после того, как забили, не давали нам даже коснуться мяча. 
Они в том году, кстати, стали чемпионом Франции. 
 
- Кривбасс тогда порядочно лихорадило в украинском чемпионате. Вы не задумывались об уходе?
- Предложения были. Звали в российский Сатурн (Раменское), но в 10 октября 2010 года в игре с мариупольским Металлургом я получил серьезную травму колена и выбыл на продолжительный срок. Сделали операцию, восстанавливался около полугода. Поэтому потенциальный переход не состоялся. 
 
- Помните самое большое поражение в истории Кривбасса - 0:7 дома от Динамо, в сентябре 2001-го?
- Помню, но лучше не вспоминать! (улыбается)
 
- Тогда еще для всех болельщиков сделали бесплатный вход. На Металлурге был аншлаг!
- Динамовцы как раз форсировали форму к еврокубковым матчам с Ливерпулем. Они были на хорошем ходу: игроков Кривбасса после первого тайма судороги хватали, а киевляне еще только размялись. Физически они нас превосходили на голову. Если в первой половине встречи мы еще хоть как-то сопротивлялись, то во второй рассыпались. 
 
- Зимой Кривбасс, шедший на последнем месте в чемпионате, принял Игорь Надеин. Как ему удалось создать столь боевой коллектив за такое короткое время?
- Тогда времена у нас были действительно очень тяжелые. Всю зиму мы просидели в Кривом Роге, тренировались на резиновом поле возле Металлурга. Главного тренера не было. Денег на сборы – тоже. Тогда даже стоял вопрос о снятии Кривбасса с чемпионата… Затем пришел Надеин, нашли деньги на десятидневный сбор в Алуште. Он собрал криворожскую молодежь и игроков со всей Украины, которые были не нужны своим командам. А на выходе получился такой хороший коллектив, что нам во втором круге даже времени на раскачку не потребовалось – результат пришел сразу! Сначала мы поехали в Днепропетровск, где хоть и проиграли Днепру 0:2, но выглядели довольно достойно. Затем сыграли вничью дома с Шахтером, и в Киеве – с Динамо. После тех матчей Кривбасс шел по схеме победа дома – ничья в гостях. 
 
Второй круг отыграли успешно, закончив чемпионат на 9-м месте. Меньше Кривбасса во втором круге сезона 2001/02 пропустили только Динамо и Шахтер! Это при том, что руководство нам даже не могло выплачивать премии. А мы сами себе премии зарабатывали! Украинские команды, которые боролись за чемпионство и за зону Кубка УЕФА, стимулировали нас, что мы хорошо сыграли в матчах с их соперниками. 
 
К счастью, летом ситуация с финансированием команды стабилизировалась. Игроки, у которых были хорошие предложения из других команд, захотели остаться работать с Надеиным. 
 
- Каким Вам запомнился Игорь Надеин?
- Он был очень хорошим психологом! Хорошо видел игру, знал, кого из футболистов нужно поставить на какую позицию, чтоб получить максимальный результат. Нападающего мог задвинуть в защиту, и тот играл еще лучше. Меня, кстати, тогда Игорь Надеин переквалифицировал в плеймейкера. Зимой, до прихода Надеина Кривбасс уже все газеты похоронили. Прикидывали, кто из команд составит нам компанию в зоне вылета. А получилось так, что Кривбасс во втором круге произвел настоящий фурор в высшей лиге! 
 
- Кто был лидером Кривбасса в годы Ваших выступлений?
- В 1996 году, когда я еще только пришел в команду, лидерами был Сергей Дирявка, Дима Воробьев, Виктор Громов и Гена Приходько. В первые годы при Олеге Таране - Андрей Полунин, которого очень уважали товарищи по команде, а также Андрей Юдин, становившийся чемпионом СССР. В бронзовые годы Кривбасса бесспорным лидером на поле был Гена Мороз, который поиграл за сборную Украины. И если в быту он был тихим и спокойным, то по лидерским качествам на поле Гене не было равных. 
 
- А кто самый веселый?
- Выделю Гащина и Рымшина – двух наших биточков. Они полненькие были, любили посмеяться друг с друга. Одесситы Грановский, Колчин, Зотов тоже любили подколоть. Вся команда очень дружная была, сплоченная. Да и высокие результаты только способствовали хорошей атмосфере внутри команды! 
 
- Свободное время проводили вместе?
- Конечно, после игр все время собирались. Совместные посиделки были всегда. 
 
- С кем Вы больше всего дружили?
- С Орестом Отаманчуком, Игорем Дорошенко, Сашкой Толкачом, Андреем Анищенко. 
До сих пор поддерживаем отношения с Женей Рымшиным. Рома Монарев приезжает каждый год, мы в декабре собираемся вместе с женами и детьми. Он сейчас играет в России, в Нижнем Новгороде. 
 
- Начиная с 2002 года, в Кривбассе стали массово появляться легионеры. Ашкович, Попхадзе, Рибейро, Алегбе, Ирисметов, Нвогу, Салахович – и это далеко не полный список. Все ли они соответствовали командному уровню?
- Не сказать, что они были на голову выше нас. Так, среднего уровня футболисты, которые приезжали в среднюю команду. К примеру, Сеад Салахович, с которым я поиграл полгода. Хоть он в одно время и был любимчиком криворожских болельщиков, я бы не сказал, что он сильнее наших нападающих. Один период Салахович довольно хорошо играл, забивал. Но потом у него что-то не пошло.
 
- А остальные? Тот же Нвогу…
- Это черненький такой? 
 
- Да!
- Ну, это были одноразовые футболисты. Приезжали-играли-уезжали. Из легионеров я бы отметил Джафара Ирисметова, который поиграл в Спартаке. Правда, в Кривбассе при Мунтяне у него что-то не сложилось. Тони Алегбе тоже играл неплохо, но какой-то ленивый был. Мы с ним поддерживали дружеские отношения. Он, кстати, хорошо разговаривал по-русски. 
 
- Было ли в коллективе разделение на своих и легионеров?
- Нет, мы все нормально общались. Бывшие югославы – сербы, хорваты – держались от всех немного отстраненно, а так все дружно было. После игр собирались, никто из приезжих не отделялся от коллектива. Стоит заметить, что сейчас уровень легионеров значительно поднялся по сравнению с тем, что было раньше.
 
- Криворожскому Кривбассу Вы отдали семь лет своей карьеры. Какие эмоции испытывали, когда уходили в 2003 году? 
- Конечно, было разочарование. Да и расставание с командой произошло не очень хорошо: Кривбасс после зимних сборов в первом туре играл с Борисфеном. На этот матч я вывел команду в ранге капитана, и мы попали 1:2. После игры рано утром меня вместе с Сергеем Митиным вызвали к руководству, где нас двоих обвинили в поражении и сказали подыскивать новую команду. Очень неприятно было… Поэтому мой уход прошел на минорной ноте. 
 
- Как возник вариант с Ильичевцем?
- Они меня приглашали двумя годами ранее, но я не пошел. В тот момент в Кривбассе как раз был Надеин, мы набрали очень хороший ход. Ильичевец же по силе был с нами примерно равным, поэтому переходить не было никакого смысла. После инцидента с руководством Кривбасса я провел несколько матчей за криворожских дублеров, а затем принял предложение из Мариуполя. 
 
- Приглашал лично Павлов, как я понимаю?
- Да, конечно. Он мне еще намекнул, что я тогда не согласился на их предложение и сказал: "Даю тебе второй шанс". Помню, когда я только перешел в Ильичевец, мы поехали играть в Кривой Рог и "оформили" Кривбасс со счетом 3:0. 
 
- На матчи с Вашей бывшей командой был совершенно другой настрой?
- Можно и так сказать. Хотелось доказать в первую очередь руководству криворожского клуба, что зря меня тогда списали. 
 
- С Ильичевцем Вы поиграли в Кубке УЕФА. Мариупольцы тогда еще по рейтингу fair play туда вошли?
- Да, Украина попала в пятерку стран по честной игре. В УЕФА определяли, какая команда меньше всего получила карточек, кому меньше всех били пенальти, плюс на подсчет очень сильно влияла оценка инспектора матча – грубо или чисто играла команда. Ильичевец с Черноморцем тогда заняли первое место в этом рейтинге. 
 
- Чем запомнился матч первого квалифайраунда с армянским Бананцем? 
- Мой первый гол в Кубке УЕФА! Мы их довольно легко тогда прошли. 
 
- С Аустрией пришлось потяжелее?
- Дома мы сыграли вничью 0:0. На выезде тоже нормально играли, но на 44-й минуте пропустили после двойного рикошета. В конце матча полезли вперед, и нам второй забили.
 
- Какие положительные моменты остались от пребывания в Ильичевце?
- Команда играла в очень хороший футбол. За эти три с половиной года у меня сложились с руководством теплые отношения. Когда они решили со мной проститься, то заранее предупредили об этом, чтоб я мог спокойно подыскать новую команду, выплатили зарплату на три месяца вперед, чтоб я зимой не горевал. Тогда Владимир Семенович Бойко очень заботился о команде и футболистах. В финансовом плане проблем никогда не было. 
 
- Зимой 2007 года Вы перешли в Кривбасс, подписали контракт на год, но так и не сыграли ни одного матча. В чем причина?
- Мне до сих пор остается непонятным, что тогда случилось. Команду второй раз принял Олег Таран. Мне позвонили из Кривого Рога, пригласили на просмотр. Все три сбора я успешно отработал и подписал контракт. Таран говорил мне о своем доверии. Перед выездной игрой с Карпатами мы заехали на базу для подготовки, но буквально перед вылетом меня вызвали и сказали: "Извини, но мы тебя не заявили"… Обидно было. Тогда все команды уже укомплектовались, и тяжело было найти себе новый клуб. Но спасибо Александру Косевичу, который знал меня как игрока и пригласил к себе в Зарю. Луганчане тогда боролась за выживание. В Заре у меня все довольно хорошо сложилось, мы тогда не вылетели, и даже поднялись выше Кривбасса в турнирной таблице. 
 
- Как работалось с Косевичем?
- Вполне нормально. Он прямой, честный мужик. 
 
- Затем последовало предложение от Николая Павлова и его Ворсклы?
- Да, он позвал к себе меня и Эдика Цихмейструка. Полтавчане боролись за выживание. Нас приглашали на полгода, чтоб мы как опытные игроки помогли молодежи и не вылетели из высшей лиги. Мне тогда был 31 год, Эдику – 33. Коллектив сложился замечательный. В вышке мы остались. 
 
- Как можете охарактеризовать Николая Петровича?
- Строгий, на первом месте у него – дисциплина. Очень харизматичная, эмоциональная личность. Но внутри команды и в быту он сдержанный и очень скромный. Если ты в чем-то провинился, он мог не сказать этого сразу, но свои выводы сделает. Его решения не обсуждались. Павлов сказал – все, так и будет. Да и нагрузки у него приличные. 
 
- А своим хобби он не хвастался?
- Голубями? (улыбается). Я еще в Мариуполе однажды был на его голубятне. 
 
- Почему в Ворскле у Вас не срослось?
- Не то, чтоб что-то не получалось… Я тогда сыграл всего три матча. После чемпионата мы сели с Павловым, поговорили. Я не хотел сидеть на замене, хоть он и предлагал остаться. Но гарантий, что буду играть, не было. А протирать штаны на скамейке не интересно. Тогда в Ворскле заиграли сильные молодые футболисты: Кравченко, Маркоски, Ярмаш. Неплохая смена подоспела.
 
- После Полтавы Вы пытались закрепиться в командах Азербайджана и Казахстана. Почему в итоге вернулись на родину?
- У меня была телефонная договоренность с Романом Покорой, и я поехал в Азербайджан на просмотр. Подписал контракт, но там сложилась неприятная нефутбольная ситуация. Приехал вице-президент, который любил выпить. Посмотрел, начал делать какие-то свои выводы, тренера не слушал, и я понял, что там делать нечего. Затем я поехал в Актобе. Полтора года назад они меня уже хотели подписать, но тогда я как раз переехал в Кривбасс. В Казахстане не сложилось потому, что я  отбыл туда летом после отпуска, а у них уже вовсю игрался чемпионат. Я там потренировался, но до контракта дело не дошло. 
 
- Переход тем летом в криворожский Горняк был вынужденной мерой?
- Да, можно так сказать. Нужно было поддерживать форму. В Горняке были все свои, и я перешел туда. Тогда сложилась курьезная ситуация: у нас были проблемы с финансированием, но некоторое время даже удавалось идти в лидерах второй лиги!
 
- Как возник вариант с Закарпатьем?
- Я был в отпуске, тренировался с Горняком. Представители Закарпатья через бывшего футболиста Сергея Ключика, который уже был агентом, вышли на меня и предложили перейти в их команду, которая ставила задачу попадания в высшую лигу. У меня на тот момент вариантов особо не было, и я поехал в Ужгород. Первые полгода командой руководил Иваница, который поднял нас в элиту. Затем на его место пришел Гамула, тренировавший Закарпатье уже в высшей лиге.
 
- С Игорем Гамулой работалось весело?
- Не то слово! Веселил нас прилично. То, что вы слышите на пресс-конференциях – это одно, а в жизни он в два раза смешнее. Специфический тренер. Нагрузки давал нам сумасшедшие. Многие люди не выдерживали его тренировок. 
 
- Тогда еще вместе с Вами в Закарпатье бегал бывший партнер по Кривбассу Александр Зотов?
- Да, он полгода отыграл в Ужгороде. Затем Сергей Кандауров пригласил меня в харьковский Гелиос. Он очень хороший тренер. К сожалению, при нем не было результата. На место Кандаурова пришел Роман Покора, у которого было другое мнение насчет комплектации команды. Зимой 2010 года мне пришлось покинуть эту команду. Хоть у харьковчан и были проблемы с инфраструктурой, но финансирование и тренировочный процесс были на должном уровне. 
 
- Чем сейчас занимаетесь?
- Лечусь! (улыбается, показывая на загипсованную ногу)
 
- Где травму-то получили?
- Играл за Горняк в товарищеском матче и порвал ахилл. В марте меня прооперировали, до сентября надеюсь полностью восстановиться! 
 
- Валентин Викторович, поведайте о своих планах на будущее. Планируете еще несколько лет поиграть на высоком уровне?
- Пока еще не знаю, все зависит от того, как пройдет реабилитация. Травма довольно серьезная, да и возраст сказывается... 
 
- И напоследок давайте составим Вашу версию символической сборной Кривбасса из бывших партнеров!
- Ага… Давайте! Возьмем схему, по которой мы играли при Таране: в три защитника с последним, но при большем количестве опорников. 
 
Итак, вратарь: думаю, поставим Лавренцова. Хотя мне Валерий Городов нравится больше (улыбается). Защита: последнего играл бы Анищенко, а чуть выше - Грановский и Дорошенко. В запас отправим Русола и Матюхина, которые были очень хорошими беками. Опорного сыграл бы Зотов, справа Пономаренко, а слева – Симаков или Щищенко, он успешно за нас полгода отбегал. Сергея тогда еще хотели оставить, но по финансам не сошлись. В центре – Гена Мороз, а впереди – Рымшин и Гащин.
 
Роман Клименко, специально для Football.ua








Статьи о украинском и мировом футболе