Откровенно. Виталий Пушкуца (часть 2)
Разделы

Все статьи сайта





http://megalight66.ru/
Вашему вниманию вторая часть интервью с бывшим игроком харьковского Металлиста, киевского Динамо, мариупольского Металлурга и новороссийского Черноморца.
Виталий Пушкуца, focus.ua ВИТАЛИЙ ПУШКУЦА, FOCUS.UA29 МАРТА 2013, 18:56
Первая часть интервью здесь

«Царскую Тропу мы бегали в паре с Александром Рыкуном. Брали в руки медицинбол и бежали…»

- Вы, кстати, застали Юрия Погребняка, который избил арбитра матча Вадима Шевченко и был в итоге отстранен от футбола?

- Нет, я ехал в Мариуполь по приглашению Николая Павлова, который возглавил команду как раз после Погребняка. Изначально это была аренда на полгода, а по истечению этого срока со мной уже подписали полноценный контракт. Хотя зимой, кстати, я поехал с Динамо сборы – в Мариуполе я начал забивать и Лобановский пригласил меня на сборы, как и других арендованных. А уже после этих сборов я окончательно перешел в Металлург, хотя можно было остаться – было такое предложение. Но на тот момент я понимал, что, скорее всего, буду сидеть на скамейке, а в Мариуполе мне очень понравилось, и я захотел вернуться.

- Понравилось Царскую Тропу бежать?

- (Смеется) Да, мы и Царскую Тропу бежали и все остальное. Помню, самым сложным было бежать Царскую Тропу в паре. Берешь медицинбол, это такой мяч набивной, тяжелый, и один бежит первую часть дистанции с медицинболом в руках, а другой – вторую. Мы с Сашей Рыкуном всегда бежали.

- О, так это интересно! Есть в интернете ролик веселый, где Рыкун на тренировке, скажем так, не очень потеет. Как он Царскую Тропу бегал?

- На самом деле это только со стороны так кажется. Наверное, из-за его неспешной манеры игры. Рыкун – это человек, который сдавал сложные тесты на физподготовку достаточно легко и даже без видимых усилий. К примеру, он неоднократно пробегал 400 метров первым. А то, что он на поле не слишком выкладывался в плане отбора мяча, так у него были другие качества, которыми он все компенсировал.

- Металлург при Павлове, как и Ворскла, действовал больше через фланги?

- Да, акцент на фланги был очень серьезный. У нас даже система была, что каждый полузащитник должен был сделать за игру три забегания. Если кто-то не вкладывался в норму – сразу штраф. Были даже случаи, что команда побеждала и все получали премию, а ты за счет этих штрафов оказывался без премии.

- В Мариуполе вы провели три сезона, забили восемь мячей, играя правого полузащитника. Что скажете об этом периоде в вашей карьере?

- Его можно разделить на две части. В первом сезоне перед нами стояла задача остаться в высшей лиге, и мы ее успешно выполнили. Во втором вообще взлетели на пятое место. Ну а третий прошел для меня не совсем удачно: я не так много, как раньше, играл, да и вообще была какая-то напряженная обстановка, у меня были некоторые конфликты с персоналом клуба. Короче говоря, все указывало на то, что нужно менять команду.

- Как на вас вышел новороссийский Черноморец?

- Павлов мне сказал, что есть вариант уехать в Новороссийск, в киевский ЦСКА и еще одну команду, уже не помню какую. Я выбрал Черноморец.

- Почему?

- Там много моих знакомых играло. В частности Саша Призетко, Александр Свистунов. Там человек шесть украинцев было.

- Там еще как раз работал Анатолий Байдачный. Можно сказать, он в России, как у нас Виталий Кварцяный. Как у вас с ним складывались отношения?

- Да в принципе нормально. Я такой, что тоже могу ответить при необходимости, так что жертвой я не был (смеется). Байдачный мог, конечно, много наговорить, даже обидеть, но потом быстро отходил и общался, будто ничего не случилось.

«Небольшие конфликты на национальной почве в Черноморце были, но их сглаживало то, что Байдачный был белорусом»

- Кстати, об обидных словах. Долго и специально искал и таки нашел. После матча с Крыльями Советов 23 сентября 2000 года на послематчевой пресс-конференции Байдачный сказал: "Мы же практически без нападающих играем. Кузьмичева нет, Попов сломан, Коваленко — бледная тень самого себя, Пушкуца в другой футбол играет, Бурдин тоже не в лучшей форме". Что значит «Пушкуца в другой футбол играет»? В какой нужно было?

- Да, я помню эту игру. Там такая история вышла. На тренировке я получил травму и лечился месяц, если не два. Вроде как вылечился, но не до конца и в игре с Крыльями Советов бегал, как на иголках, постоянно чувствовал, что мышца опять вот-вот порвется. Ситуация с форвардами у нас тогда была действительно сложная и я, несмотря на неприятные ощущения, продолжал играть. Естественно, делать это так, как я могу, не получалось. В первом же тайме при попытке пробить из-за пределов штрафной площади почувствовал, что мышца снова порвалась. Я зашел в раздевалку в перерыве и сказал об этом Байдачному. Понятное дело, что реакция тренера, после того как футболист два месяца лечится, а потом, не поиграв и месяца, снова вылетает с той же травмой, может быть бурная. Вот Байдачный и сказал на пресс-конференции, что я не в тот футбол играю.

- В Черноморец тогда поехала целая группа украинских игроков. Причем некоторые позже в интервью говорили, что ехали подзаработать. Что такая большая разница в зарплатах была?

- Да, разница была. Не то, чтобы огромная… Черноморец не был очень богатым клубом, во многих других платили и больше. Секрет был в чем… Поскольку в футболе есть такая штука, как премиальные, а Черноморец тогда хорошо играл, мы часто побеждали московские команды и за счет премиальных получали нормальные деньги.

- Ну, лично вы, как говорится, нормально «подняли»?

- Скажем так, получал больше, чем в Украине, но сказать, что в Новороссийске я обогатился – нельзя.

- В связи с наличием большого числа украинцев в Черноморце, не было ли разделения на два лагеря?

- Не скрою, было. Не могу сказать, что все было прямо критически, но слышать, что вы, мол, не у себя дома, приходилось.

- До драк не доходило?

- Такого не было. Кстати, очень снимал напряжение тот факт, что тренер у Черноморца тоже был фактически легионер. Байдачный ведь белорус.

- В Черноморце тогда играл Константин Коваленко, который считается самым скандальным российским футболистом. Позже он изобьет арбитра и получит годичную дисквалификацию. Что за человек он был? Действительно такой буйный?

- У него был очень сложный характер, но вместе с тем голова — футбольная. Он много забивал, и за это его держали в команде. Но дисциплина у Кости была «на нуле». Если нас отпускали на один день, то он приезжал через три. В результате спустя время от него отказались.

- Еще об одном футболисте хочу спросить. На Заре вашей карьеры, в Олимпике и Металлисте, вы играли с Владиславом Прудиусом. Говорят, что он очень техничным был.

- Мы с ним в интернате вместе учились – Влад был на год старше. По поводу «очень техничным»… Да, он был техничным, но так, чтобы очень…. Скажем так, не таким техничным, как Александр Рыкун, к примеру.

- Я просто помню, как показывали ролик, где Прудиус обыгрывает оппонента на левом фланге, зажав мяч двумя ногами и перебросив его через спину себе и одновременно через соперника.

- А это… (смеется) Это был коронный номер Влада. Он его еще с интерната внедрял постоянно – с кем бы мы ни играли, как бы ни складывался матч, он постоянно старался этот прием хотя бы раз, да применить. Выглядело это очень эффектно, когда получалось.

- Кто был самым удобным партнером для вас?

- Скорее всего, Сергей Мизин. Могу вспомнить еще Сергея Кандаурова.

- На какой позиции вы провели большинство игрового времени?

- Думаю, что, если посчитать все матчи в карьере, то половину на позиции правого полузащитника, а половину нападающим.

«Литовченко и Данилов сначала попросили меня остаться помочь, а через полгода выставили из команды. Еще и денег остались должны – пришлось на КДК подавать»

- Незаметно мы отошли от ваших карьерных перипетий. В Украину вы вернулись накануне сезона 2001/02 в родной харьковский Металлист и застали там как раз Михаила Фоменко. Изменился он после ЦСКА-Борисфена?

- Я бы так не сказал. Все тот же киевский футбол с постоянным прессингом, мощными флангами, высокая игровая и бытовая дисциплина.

- Вы сразу же стали лучшим бомбардиром команды, забив 11 мячей…

- У нас был отличный плеймекер – Сергей Мизин. Я вам уже говорил, что он – самый лучший ассистент, с которым мне приходилось играть. Передачу отдавал, словно рукой забрасывал.

- По итогам сезона Металлист вроде как занял четвертое место и получил право выступать в еврокубках…

- Да, мы в последнем туре играли на выезде с Арсеналом и после окончания матча радовались, ведь по тому регламенту, по которому мы начинали чемпионат – должны были играть в еврокубках, но в итоге там что-то пересчитали и в еврокубки попал запорожский Металлург.

От Football.ua: Суть того спора была в том, что в регламенте было неоднозначно прописано понятие «личные встречи». С точки зрения ФФУ и ПФЛ в случае равенства очков у трех команд нужно было подсчитать количество очков между этими командами в своеобразном мини-турнире. По такому подсчету первое место занимал Металлист с девятью очками. Запорожский вариант подсчета базировался на системе, принятой в еврокубках – по ней и Металлист и Металлург были сильнее Днепра, а в матчах между собой сильнее оказывался Металлург за счет забитого на выезде мяча — 1:0 (дома) и 1:2. На слушания от обеих сторон были приглашены известные юристы, но их выступления были одинаково убедительны, и в результате было принято решение провести голосование. 11 членов исполкома из 22-х присутствующих (всего — 27) отдали предпочтение позиции Металлурга, всего восемь поддержали Металлист. Еще двое воздержались, а Григорий Суркис предпочел соблюсти нейтралитет и участия в голосовании не принимал.

- В том году вы сделали, наверное, самый быстрый хет-трик в истории украинского футбол — три гола в ворота Закарпатья: 77-я, 79-я, 81-я минуты.

- Да, и первый раз за все время удостоился похвалы от Михаила Фоменко, хотя это большая редкость. Кстати, насколько я слежу за хет-триками в чемпионате Украины, то мой рекорд еще никто не побил.

- А почему следующий сезон отыграли так плохо и вылетели?

- Ну, во-первых, были финансовые трудности. Во-вторых, перед стартом чемпионата убрали Фоменко и назначили Валентина Крячко, потом на последнюю часть чемпионата снова поставили Фоменко, но было уже поздно. Плюс ко всему ушел Сергей Мизин – наш главный дирижер. Не скажу, что мы играл совсем плохо, но, тем не менее, проигрывали. Очень часто с минимальным счетом.

От Football.ua: В том сезоне вместе с Металлистом должен был вылетать и их главный конкурент сезоном ранее за еврокубки запорожский Металлург, но их спасла снявшаяся по финансовым причинам Александрия. Лучшим бомбардиром Металлиста в том сезоне стал Виталий Пушкуца – шесть забитых мячей.

- Металлист в первой лиге возглавил Геннадий Литовченко. По итогам первого круга вы снова стали лучшим бомбардиром команды, забив шесть мячей. Почему в зимнем антракте Литовченко отказался от ваших услуг?

- Переезжая в Харьков, я хотел там доиграть, закончить карьеру в родной команде. И для меня такое развитие событий стало огромным сюрпризом. Накануне отпуска я получил травму, мне сделали операцию, а когда команда вышла из отпуска, мне сказали, что в моих услугах больше не нуждаются.

- Кто сообщил вам об этом?

- В кабинете сидели двое – Геннадий Литовченко и Виталий Данилов – тогдашний руководитель Металлиста. Из Металлиста меня спровадили словами Лобановского: «Мы хотим построить команду-звезду, а не команду звезд». Хотя когда в команду пришли Литовченко и Данилов, они наоборот меня просили остаться помочь.

- У вас с Литовченко не заладились отношения?

- Да нет, нормально все было вроде.

- Вы обиделись на него?

- Не то слово! Я просто не понимал, как можно так поступить. Запретили мне тренироваться с первой командой, но просто так не отпускали, а хотели на моей продаже еще и денег заработать. Если бы я знал, что так будет, то перед началом сезона ушел бы в Кривбасс вместе с Сашей Горяиновым, меня ведь тоже звали. Но Литовченко попросил остаться помочь, а спустя полгода фактически выгнал. Да еще и денег должны были.

- Рассчитались?

- Пришлось подавать на КДК.

- Чем занимались до лета?

- Поскольку у меня еще оставалось полгода контракта, а играть мне никто не давал, даже в заявку не включили, то я просто приезжал на базу и тренировался со второй командой. А летом 2004-го оказался в Ворскле.

- Тогда полтавчан Мунтян тренировал…

- Да, я Федоровича знал по олимпийской сборной. Он мне позвонил, я ему объяснил ситуацию. В принципе, благодаря тренировкам со второй командой Металлиста я был в форме, но тут мне пришлось вспомнить ту поездку в Италию. Как вы помните, туда я поехал с травмой, и оказалось, что тогда у меня неправильно срослась связка, но проявилось это только под завершение карьеры, когда я уже был в Ворскле. У меня в колене лопнул хрящик, а сама связка уже не держала и колено постоянно выскакивало. Из-за этого я мало играл в Полтаве и, в конце концов, подошел к Мунтяну, сказав, что обманывать никого не хочу. Руководители поступили со мной по-людски – рассчитались в полном объеме.

«Сейчас собираю сборную Харькова из мальчиков 2000 года рождения»

- Возраст, травма… Плохие показатели для продолжения игровой карьеры?

- Мунтян мне, кстати, предложил работать у него в тренерском штабе, но я сказал ему: «Федорович, я не местный, да и вы тут не навсегда. Поеду я лучше в Харьков». Тем более что мой бывший партнер по команде Игорь Рахаев как раз тренировал второлиговый харьковский Арсенал. Мы с ним друзья по жизни и я подошел к нему, попросился тренироваться с командой. Ну а потом в процессе решили, что буду играть за Арсенал. Если помните, в сезоне 2004/05 Арсенал вышел в высшую лигу, потом его переименовали в ФК Харьков, а новый Арсенал, в который я и пришел, стартовал по новой во второй лиге.

- А как перешли на тренерскую должность?

- В один момент из Арсенала ушел второй тренер, и президент клуба предложил мне занять его должность.

- Получается, у вас окончание игровой карьеры прошло плавно…

- Да, плавно и практически безболезненно. Потом, правда, Арсенал распался, и мы остались без работы. Рахаева в итоге пригласили работать в Металлист.

- А у вас вариантов попасть туда на работу не было?

- Когда Рахаев уходил в Металлист, там еще были те люди, которые поступили со мной нехорошо. Дальше у меня был еще один период работы в Арсенале вместе с Николаем Трубачевым, с которым мы позже, в сезоне 2009/10, ездили, как говорится, поднимать Черновцы. Перед нами поставили задачу вывести команду в первую лигу. Все шло нормально – после первого круга мы были на первом месте, но потом начались конфликты, завязанные в основном на финансах, и нам пришлось уйти.

- Чем занимаетесь сейчас?

- Недавно предложили сколотить сборную Харькова из мальчиков 2000 года рождения. Сейчас как раз занимаюсь этим.

- Футбольные травмы в постфутбольный период не беспокоят?

- Да какое там! Сильно воспаляются голеностопы – жена даже научилась уже уколы делать. Колени еще болят, но голеностопы сильнее.

- Часто футболисты говорят, что для того, чтобы играть, нужно найти своего тренера. Кого вы можете назвать своим тренером?

- В принципе, я не придерживаюсь этой теории. Сильный футболист будет играть при любом тренере. Я со всеми находил общий язык, нигде на скамейке не сидел, если травмы не беспокоили, у каждого тренера взял что-то для себя.

Беседовал Александр Озирный, Football.ua








Статьи о украинском и мировом футболе