Откровенно. Виталий Руденко
Разделы

Все статьи сайта





http://cinematograf24.ru/
Один из наиболее стабильных и заметных вратарей Украины нулевых завершил карьеру неожиданно. Виталию Руденко всего лишь 32 — возраст, который для вратаря принято считать периодом расцвета.
Виталий Руденко, фото fckarpaty.lviv.ua ВИТАЛИЙ РУДЕНКО, ФОТО FCKARPATY.LVIV.UA26 АВГУСТА 2013, 11:38
Увы, некогда сверхталантливый голкипер несколько дней назад официально перешел на новую стезю: отныне Руденко является тренером вратарей команды U-19 в родном Черноморце.
 
Ясное дело, что первое интервью в новом статусе началось с наиболее актуального вопроса: что подвигло на такое решение?
 
— Дело было так: контракт с Металлургом закончился, а интересных предложений мне, по правде говоря, не поступало, — начинает практически часовую беседу Руденко. 
 
— Но желание продолжить карьеру оставалось?
 
— Да, желание поиграть еще было, и в случае появления стоящего предложения я бы не стал завязывать. Увы, такого предложения не последовало. Зато пришло приглашение из Черноморца слегка иного характера: предложили перейти на тренерскую работу. Учитывая, что я давно мечтал вернуться в родной город, работать в родном клубе, — согласился. Силы продолжать карьеру еще чувствую, но, взвесив все за и против, пришел именно к такому решению.
 
— Насколько окончательно это решение? Представим, что эпидемия травм — дружно стучим по дереву — выкосит вратарей первой команды Черноморца. Подстраховать будете готовы? Вон Игорь Шуховцев тоже вроде в тренерство подался, а недавно в матчах Лиги чемпионов на скамейке сидел.
 
— Сейчас я официально трудоустроен в ФК Черноморец, так что готов помогать клубу в любом качестве.
 
— Вы бы согласились на предложение команды первой лиги?
 
— Откровенно говоря, не сильно хотелось там играть...
 
— Возможности продолжить выступление в запорожском Металлурге были?
 
— Скорее всего, не было. У меня закончился контракт, его продлевать не стали. Расстались с руководством клуба полюбовно — никаких конфликтов или чего-то в этом роде. В Запорожье я провел хорошее время.
 
Перуджа
 
— Впервые о вас всерьез заговорили после юношеского чемпионата Европы в Германии, который закончился для украинской сборной выходом в финал. Поколение Руденко, Лисицкого, Гая, Валеева, Белика оправдало выданные авансы в полной мере?
 
— Тяжело сказать. Наверное, скорее да, чем нет. Процентов 50 из той команды заиграли на высоком уровне.
 
— А кто был наиболее многообещающим из нераскрывшейся категории? 
 
— Фамилии называть не буду, но были ребята, который по юношам выглядели фантастически, а во взрослом футболе растворились.
 

— Возвращались вы на родину в статусе главного героя той команды. Когда тебе 19 лет, ты играешь в главной команде большого города и считаешься одним из главных талантов страны, удерживать ноги на земле проблематично?
 
— Ну, за Черноморец я в основе регулярно тогда не играл, окончательно прописался уже тогда, когда мы вылетели в первую лигу. Насчет того, что вы сказали... Даже не знаю, наверное, звучит банально, но как-то и времени не хватало на это: плотный график в клубе, постоянные вызовы в сборную.
 
— Поколение ваших нынешних подопечных и, собственно, ваше поколение сильно отличается друг от друга?
 
— Конечно. Очень и во всем. Не могу сказать, что они лучше или хуже, но они другие, у них другие приоритеты. Вообще, у них возможностей учиться и достигать высокого уровня на порядок больше: тренировочная инфраструктура и прочее.
 
— Ветераны любят говорить, что хорошие условия лишь расхолаживают молодежь: мы, мол, на улице переодевались, по огородам бегали и закаленными выросли...
 
— Я лично на улице не переодевался: какие-никакие, но условия были. Хотя сейчас у ребят все есть: иди, тренируйся, развивай способности и становись футболистом. Все зависит от человека. Если он умен, понимает, что разбрасываться шансами не стоит, — все получится.
 
— Одесский дух развлечений, отдыха и веселья мешает этому становлению?
 
— Я родился в Одессе и мне как бы это все не в диковинку. Может, на приезжих как-то влияет, черт его знает...
 
— Ваша история с несостоявшимся переездом в Перуджу, которая в начале двухтысячных вполне добротно выступала в Серии А, имела широкий резонанс. Шансов переехать в Италию изначально было немного?
 
— Президент Климов сказал, что, мол, съезди, с людьми познакомься, пусть на тебя посмотрят. А там — будет видно. В итоге после двухнедельного просмотра приняли решение, что лучше остаться в Одессе.
 
— В Перудже тогда подрастали будущие звезды итальянского футбола Фабио Ливерани и Фабио Гроссо. Кто вам запомнился по итогам тех двух недель?
 
— Кроме своего коллеги-голкипера Андреа Маззантини особо никого и не запомнил.
 
— Я так понимаю, что за шанс попасть в Серию А вы особо не цеплялись?
 
— Я хотел остаться в Черноморце. Вообще, мне и потом приходили различные предложения, в том числе из-за границы, но раз за разом отклонял: люблю Одессу, хотел тут жить и играть.
 
— Люди не поверят, что вы отвергали заманчивые с финансовой и карьерной точки зрения предложения только из-за желания оставаться в родном городе.
 
— Правда в том, что ради какой-то финансовой выгоды Черноморец не покидал, хотя такая возможность была, и не раз. Что касается спортивной части вопроса, то, считаю, с этим проблем тоже не было: я занимал вместе с командой третье место, в Европе поиграли, Кубках УЕФА и  Интертото. Знаю, что сейчас будет задан вопрос о моем переходе в Карпаты: так вот, тогда я тоже не рвался из Одессы, но исключительно личные обстоятельства вынудили меня сменить команду.
 

 
Касильяс
 
— Как часто вам говорили в юношеские годы, что с таким ростом вратарями не становятся?
 
— (улыбается) В лицо, кажется, никто не говорил, но за спиной шептались: маловат, мол, росточка ой как не хватает. Впрочем, антропометрия — явно не главное в футболе.
 
— А что главное?
 
— Умение думать головой, понимать игру. Это компенсирует какие-то физические недостатки.
 
— Среди ваших новых подопечных есть место вратарю низкого роста?
 
— Сейчас уже как-то все ребята так подобраны, что все высокие. Ребята под метр девяносто — самые низенькие.
 
— Не секрет, что вратарь должен уметь играть ногами. Это такой себе тренд последних лет 15-ти в мировом футболе. Это действительно очень важно?
 
— Конечно же. Вообще, такие вещи закладываются в раннем возрасте. Мне, например, школы в этом плане не хватало. Это сейчас и у детей имеется отдельно тренер вратарей, а тогда обходились без этого. В Черноморце такой человек появился в 2003 году, а до того тренеры вратарей были, кажется, лишь в Динамо да Шахтере.
 
— Вернемся к началу двухтысячных. Тогда в Одессе пользовалось популярностью ваше сравнение с Икером Касильясом. Говорят, вы были не в восторге — стеснялись подобных аналогий.
 
— Да не то чтобы был не в восторге или стеснялся... Как-то не особо реагировал просто. Понятно, почему нас сравнивали: мы одного года, оба относительно невысокие. Против Касильяса, кстати, так и не сыграл. За юношескую сборную выходил против Виктора Вальдеса. Помню, тогда еще свитерами поменялись с ним.
 
— Читал, что вы получили педагогическое образование. Откуда такое неклассическое для футболиста стремление?
 
— На самом деле я окончил педагогический институт имени Ушинского, но специализация у меня была спортивная, так что все вполне стандартно.
 
— Среднестатистический вратарь действительно умнее среднестатистического полевого игрока?
 
— Хотелось бы так считать (улыбается). Возможно, так оно и есть: вратарь ведь видит всю игру от и до, он должен читать ходы наперед, подсказывать защитникам.
 
— Вы в 20 лет могли прикрикнуть на матерых мужиков, игравших в защите?
 
— Руководить защитой голкипер обязан — это требование тренера. Да и сами защитники просят, чтобы подсказки доходили вовремя.
 
— Сложно быть капитаном, когда ты вратарь? К арбитру через все поле поговорить не побежишь, партнеров на финальный штурм сподвигнуть тоже проблематично.
 
— Капитанские функции скорее распространяются на пространство в раздевалке, а там уже таких ограничений нет.

 
2005-2008
 
— «Бронзовый» сезон — лучший в составе Черноморца?
 
— Я бы не стал выделять именно тот сезон. По сути, период с 2005-го по 2008-й был лучшим в моей карьере. Тогда у меня все шло по нарастающей, стабильно играл, прогрессировал. Увы, получил травму, которая выбила из колеи.
 
— Почему Черноморец провалился в Кубке УЕФА?
 
— Израильский Хапоэль не был непроходимым соперником. Дома не реализовали кучу моментов — попали 0:1. В гостях Олег Венглинский забил чистый мяч, арбитр свистнул офсайд: в итоге там тоже проиграли.
 
— Успехи тех лет связаны с персоной Семена Альтмана. Правда, что Семен Иосифович определял состав по гороскопу?
 
— Ну, если некоторые рассказывают такие байки, то это явное преувеличение. Почему-то об астрологии любят рассказывать, а вот анализами, графиками и прочими особенностями подхода интересуются не так активно. 
 
— Но звезды все же влияли?
 
— Да, но явно не в первую очередь. Альтман любил говорить с игроками, объяснять, какой им день сулят звезды...
 
— Вы в своей практике неземные вещи использовать планируете?
 
— (смеется) Пока что не планирую.
 
— Вашим многолетним конкурентом был Геннадий Семенович Альтман. Простите за уж очень деликатный вопрос, но не было ли тревоги, что при равных условиях преимущество будет отдано сыну главного тренера?
 
— Чтобы там не говорили, но с Геной мы всегда были в замечательных отношениях, а Альтман-старший с него спрашивал еще больше, чем с остальных. Так что все было по-честному. Иногда случались периоды, что я выглядел хуже, — тогда на поле выходил Гена.
 
— Времена Виталия Шевченко и массовые закупки легионеров из Латинской Америки, которыми Шевченко проникся во время работы в Боливии, — явно не лучший период Черноморца?
 
— Начинали мы при Шевченко очень даже неплохо, но вскоре действительно был нарушен какой-то баланс. Не сказал бы, что эти закупки были такими уж массовыми: пришло пару-тройку иностранцев, а у нас ведь до этого коллектив был практически исключительно украинский — вот они и бросались в глаза. Хотя бросать камни в сторону легионеров точно не стоит, были там и очень классные ребята, те же Васкес, Хименес...
 
— Как местные воспринимали нашествие новичков?
 
— Нормально. Классные игроки попадали в основу, помогали команде добиваться результата — какие к ним могут быть претензии? Приезжали и посредственности — так они и не играли толком.
 
Карпаты
 
— Как вам работалось с Олегом Кононовым? 
 
— Отлично. Культурнейший, интеллигентный человек.
 
— Как думаете, почему Карпаты вскоре развалились, словно карточный домик?
 
— Мне тяжело судить, ведь я уже тогда отсутствовал. Знаю, что Кононов очень тщательно и с любовью строил эту команду, а потом его уволили... Скажу только одно: при Кононове был отличный коллектив. Я это сразу почувствовал, когда пришел. Люди жили одной мыслью, сплоченно работали над одной целью.
 
— Что не заладилось в Карпатах лично у вас?
 
— Поначалу мы с Андреем Тлумаком играли по очереди, все было, в общем-то, нормально. Постоянная ротация без дележа на первого номера и дублера. Зимой пригласили Мартина Богатинова, в команде оказалось три вратаря: кто-то должен был стать лишним. Я отправился в Запорожье на правах аренды.
 
— Приглашением третьего вратаря были обескуражены?
 
— Скорее удивлен, мне это было непонятно. Шли на пятом месте, тренеры были довольны. Правда, как видим, уже сейчас можно говорить, что тогда руководители клуба прогадали.
 
— Игры в Лиге Европы — наиболее яркое воспоминание от Карпат?
 
— Однозначно. Это был колоссальный эмоциональный подъем, новые, необычные переживания. Я с детства мечтал о Лиге чемпионов, представлял, как буду стоять перед матчем, гимн играет вовсю: это пережить так и не пришлось, но участие в Лиге Европы, по крайней мере, наполовину осуществило мечту. 
 
Будущее
 
— Александр Косырин в честь завершения карьеры организовал банкет, где собрал многих бывших партнеров. Догадываетесь, о чем хочу спросить?
 
— Пока что ничего такого не планирую. Свыкаюсь с мыслью, что с карьерой футболиста закончено. 
 
— Сергей Ребров закончил карьеру четыре года назад, но до сих пор постоянно участвует в двухсторонках вместе с другими игроками Динамо. Вы уже становились в ворота, будучи тренером?
 
— А как же, благо, еще молод, а форму не растерял. Иногда надо ребятам показать наглядно, что требуется в той или иной ситуации от вратаря. Да и вообще в игровых сериях, ударах принимаю вполне активно участие.
 
— По нашей беседе уже понял, что вы не любитель заглядывать в будущее, но, тем не менее, — каковы ваши амбиции? Видите ли себя в роли главного тренера?
 
— Вы правы, это мы уж слишком далеко заглядываем. Как говорится, «плох тот солдат...». Посмотрим.
 
— Как изменилась ваша жизнь в бытовом плане? Все осталось также: выезды раз в две недели, тренировки или какие-то новшества все же есть?
 
— В принципе, никак не изменилась: база, занятия, перелеты. Разница лишь в том, что раньше играл сам, а сейчас тренируешь других...
 
Глеб Корниенко, специально для Football.ua
 
Досье
 
Виталий Руденко. Родился 26 января 1981 года в Одессе. Вратарь. Выступал за СК Одесса (1997-99, 31 матч), Черноморец (1999-2010, 187 матчей), Карпаты (2010-11, 7 матчей), Металлург З (2011-13, 44 матча). Играл за юношескую и молодежную сборные Украины. Серебряный призер чемпионата Европы U-19 (2000). участник молодежного чемпионата мира (2001). С августа 2013 года — один из тренеров команды U-19 одесского Черноморца.








Статьи о украинском и мировом футболе