Пищур: "Кварцяный ничего не делает за спиной"
Разделы

Все статьи сайта





http://hotel-monarch.ru/
У каждой команды есть свой символ. У луцкой Волыни их два. Или лучше сказать связка – Кварцяный-Пищур.
Александр Пищур, фото fc.volyn.net АЛЕКСАНДР ПИЩУР, ФОТО FC.VOLYN.NET03 ФЕВРАЛЯ 2012, 18:56
Шесть лет эти двое олицетворяли собой (правда, с небольшими перерывами) главную команду Волынской области. На примере Александра Пищура вообще можно объяснять лексическое значение слова "судьба" - вот уже в четвертый раз этот футболист возвращается в Волынь.

Правда, последнее возвращение было в стиле "Я прийшов – тебе нема". Во все предыдущие возвращения Александра в Луцке с распростертыми объятиями встречал Виталий Кварцяный, но не в этот раз...

«После окончания ДЮСШ полтора года торговал на базаре»

- Александр, как вам Волынь без Кварцяного? Скучно, наверное?

- Футболистам редко когда скучать приходиться... А вообще я понимаю, к чему вы клоните - Виталий Владимирович действительно символ Волыни, но в футболе так всегда - одни уходят, другие приходят... Наше дело играть, а руководителей - назначать тренеров. Видите, сейчас ситуация так сложилась, что Владимировича убрали, а я вернулся.

- Во время одной из футбольных трансляций эксперт канала Футбол сказал, что вы по своему потенциалу могли бы выступать за сборную Украины, если бы ваша карьера развивалась немного по-другому. Согласны с этим утверждением?

- (смеется) Ну, раз эксперт сказал... Я ж не эксперт, а футболист. Тем более оценивать себя достаточно сложно - людям со стороны виднее. А вообще я вам скажу, что футбольная жизнь может так закрутить в морской узел, что без помощи не распутаешься. Кто знает, как бы развивалась моя футбольная карьера, если бы что-то пошло по-другому. Может, и в сборной бы играл, а может, и вообще футболистом бы не был.

- Говорят, что начало вашей футбольной карьеры было не совсем сладким...

- Скажу даже больше - после окончания ДЮСШ у меня были разногласия с тренером, который у нас тогда был и я вообще полтора года в футбол не играл.

- А чем занимались?

- На рынке торговал. Бизнес у меня небольшой был.

- А как же удалось тогда возобновить карьеру?

- Приехал в Чернигов тренер, который видел меня в ДЮСШ и забрал в команду, которая на чемпионат области играла, за полгода я немного подтянулся и, получив возможность попробовать себя в белорусском Днепр-Трансмаше, с радостью ею воспользовался. Можно даже сказать, что в Белоруссии я и сформировался как игрок для взрослого футбола.

- Чувствовали, что играете заграницей?

- Да какая там заграница... У нас в команде восемь украинцев было. Может, современная молодежь и воспринимает постсоветское пространство как заграницу, но я нет. Для меня это все одно и то же.

«Кварцяный хотел забрать меня еще из Белоруссии, но агенты что-то там накрутили»

- Три года вы провели в Белоруссии, а первой вашей украинской командой стал харьковский Металлист.

- Да, Металлист тогда как раз боролся за выход в высшую лигу (и таки вышел вместе с Закарпатьем - прим. авт), а тренировал команду Геннадий Литовченко. Там, скажем откровенно, я не выдержал конкуренцию, не смог быстро адаптироваться после чемпионата Белоруссии. Играл, конечно, но мало. Следующий сезон начал в полтавской Ворскле, которая тогда под руководством Владимира Мунтяна играла очень плохо, и постоянно находилась в зоне вылета (в итоге Мунтян смог оставить полтавчан в элитном дивизионе – 14-е место - прим. авт.). В тех условиях заиграть сложно было, ведь я был молодым и нуждался в тренерском доверии, но, как вы понимаете, Мунтян просто не мог давать время молодому форварду, поскольку ситуация была критической.

- В итоге после первого круга, зимой вы перешли в Закарпатье...

- Это был самый худший период в моей карьере. Я сломал плюсневую кость и практически не играл.

- Но зато судьба вам все компенсировала в полной мере - вы перешли в команду, которую можете смело называть своей.

- Мне Виталий Владимирович Кварцяный рассказывал, что он хотел меня забрать к себе еще из Белоруссии, но там агенты что-то накрутили, навертели и в итоге не получилось.

- Переходя в луцкую Волынь, знали Виталия Кварцяного личного?

- Нет, лично не знал. По телефону только общались.

- К его манере общения долго привыкали?

- А что там привыкать? Он просто такой человек, который говорит все в лицо. Никогда за спиной ничего не делает. Что-то не нравится - сразу выскажет все. Мне это по душе - всегда знаешь, что от человека ожидать.

- Это ж был тот легендарный сезон (2005/06), когда Волынь после 15-го тура занимала третье место, впереди были лишь Шахтер и Динамо, но в итоге вылетела в первую лигу. Как такое случилось?

- За зиму у Волыни нарисовались большие финансовые проблемы, которые и потопили команду. Думаю, что даже, если бы у команды получилось остаться в высшей лиге, то руководство, наверное, не смогло бы финансировать команду по меркам элитного дивизиона.

«В Заре полгода играл центральным защитником»

- Тогда вы впервые ушли из Волыни. Не хотелось опускаться в первую лигу?

- Ну да. Мы переговорили с Владимировичем, он с пониманием отнесся к ситуации и я уехал в Луганск играть за Зарю.

- Там тоже все было не очень благополучно, за сезон 2006/07 сменилось четыре тренера, и команда лишь благодаря хорошей концовке вылезла из зоны вылета, а вам даже приходилось играть на позиции центрального защитника.

- Да, было дело. При первых трех тренерах я не попадал в основной состав, потому как нападающих в команде было очень много (хотя ярко выраженного бомбардира не было, сразу восемь футболистов забило по два мяча - прим. авт.). А когда пришел Александр Косевич, у команды были огромные проблемы с центральными защитниками, и мне пришлось даже эту позицию в течение полугода закрывать.

- И как? Сложно было так резко менять, фактически, мировоззрение - тут думаешь, как бы его забить, а потом надо думать, как бы не пропустить?

- Честно вам скажу, я могу спокойно по всей центральной оси сыграть. В то время мы играли с последним защитником, роль которого исполнял Володя Яксманицкий, а когда он не мог выйти, то играли в линию.

- Спустя год вы снова вернулись в Луцк. Уже тогда почувствовали, что это ваша команда?

- Мне вообще в Луцке очень нравится: и город, и команда. Да и болельщики мне симпатизируют. Ну и так получается, что в Волыни я показываю самые лучшие результаты.

- Следующие два сезона (2007/08 и 2008/09) стали для вас пока что лучшими в карьере - 36 мячей в общей сложности за Волынь. Что этому поспособствовало?

- Честно говоря, не знаю. Все совпало, я привык к Волыни, набрал оптимальную физическую форму. Ничего сверхъестественного.

«Со мной в Словакии месяца три никто не общался»

- Волынь регулярно претендовала на повышение в классе и вот в сезоне 2009/10 наконец-то осуществила свою мечту. Но вас в команде на тот момент уже не было - вы подписали контракт со словацким Ружембероком. Неужели перспектива выхода в Премьер-лигу хуже, чем играть за команду из чемпионата Словакии?

- Мне просто захотелось сменить обстановку. Мы с Кварцяным изначально так договаривались, что я смогу уйти, если появится вариант, который устроит меня и клуб.

- И как вам уровень чемпионата Словакии по сравнению с нашим?

- Вы не думайте, что разница сильно большая. Конечно, Шахтер, Динамо, Металлист - это одно, но если брать во внимание середняков, то они вполне сопоставимы по уровню со словацкими клубами. Сейчас уже на одной ноге никого не обыграешь, только на полной выкладке.

- А уровень жизни там намного выше нашего?

- Выше, конечно. Что мне там понравилось - никто никуда не спешит, все спокойно, размеренно, чистота вокруг. Я доволен, что пожил там.

- А как там  с базами, стадионами?

- Там баз как таковых нет. Там же не так как у нас, перед играми заездов нет. Если игра дома, то собирались в обед, за несколько часов до матча. Ели на выезде, то за день до игры выехали, в гостинице переночевали, сыграли и домой.

- Как вас там приняли?

- Вы ж понимаете, нас там считают страной третьего мира, смотрят свысока. Со мной первые три месяца практически никто не общался, и лишь когда присмотрелись, поменяли свое отношение. Хотя там некоторые вообще жили на границе с Украиной и язык в принципе понимали.

- А у вас как с языком было?

- Язык у них не самый сложный, на наш похож. Через полгода я уже все понимал и сам мог кое-то сказать.

- Ваше пребывание там закончилось восьмимесячной дисквалификацией за то, что вы толкнули арбитра. Это ж как толкнуть надо было?

- Там вот что получилась. Это уже после игры было. Я арбитра не толкнул, а развернул за плечо к себе. Он мне показал желтую карточку. Я ушел в раздевалку, а потом узнал, что он мне в спину показал еще и красную. Потом я уехал в отпуск, а они там собрались и дисквалифицировали меня на восемь месяцев.

А вообще там много подводных течений. Для начала руководство клуба "помогло", чтобы дисквалификация такой большой получилась. Клуб как раз сокращал бюджет и в их дальнейшие планы я не входил. И они нашли такой способ разорвать со мной контракт и не платить при этом деньги.

- Так и не заплатили?

- Я с ними до сих пор сужусь.

- Кроме урегулирования финансовых вопросов с Ружебероком у вас еще одна проблема - притирка к новому тренеру и его требованиям...

- Скажем так, я уже понял, что Демьяненко хочет от команды и от меня.

- Сильно тренировки отличаются от тех, что было при Кварцяном?

- Абсолютная противоположность! Теперь намного больше с мячом работаем. Думаю, что весной Волынь будет совершенно другая.

- До зоны вылета семь очков. Болельщики волнуются. Можете пообещать, что команда останется в УПЛ?

- Конечно! Обещаю!

Александр Озирный, специально для Football.ua








Статьи о украинском и мировом футболе