Шаблий: "У некоторых середняков менеджмент лучше..."
Разделы

Все статьи сайта





http://hlynovstroy.ru/
История 23-летнего украинского агента, заработавшего только на приходе Махача Гаджиева в Таврию состояние, о котором многие из нас могут только мечтать.
Вадим Шаблий ВАДИМ ШАБЛИЙ16 АВГУСТА 2013, 12:17
Этим летом Вадим Шаблий совершил уже 28 трансферов своих клиентов. Среди них, например, переход Алексея Гая в Черноморец, Виценца, Чижова и Будковского – в Севастополь. А не так давно именно Шаблий привез в Украину Панайотиса Лагоса из АЕКа и Махача Гаджиева из Анжи. Среди прочих его клиентов – Вячеслав Чечер, Николай Морозюк, Василий Прийма, Джаба Липартия, два Макима Белых из Зари, Иван Ордец, Денис Кожанов и многие другие. Список, по правде, говоря, впечатляет, ведь уровень конкуренции среди агентов как минимум не ниже, чем у футболистов.
 
"Был профессиональным футболистом, но ехать куда-то в первую лигу я смысла не видел, а уровень Премьер-лиги не тянул"
 
- Вадим, дважды пытался вам дозвониться, но дважды услышал: "абонент занят". Трансферное окно еще открыто. Работы, наверное, хватает?
 
- Да, работы очень много (улыбается).
 
- Ждать ли еще этим летом переходов в другие клубы кого-то из ваших клиентов?
 
- У меня много клиентов летом уже сменили клубы. Как правило, все решается в первый месяц трансферного окна, даже за первую неделю. Сейчас уже идут доработки: у кого-то не закрыты позиции в составе, кто-то получил травму, еще какие-то форс-мажоры. Так что переходы возможны, но пока конкретики нет.
 
- Вы же и сами были профессиональным футболистом. Почему закончили карьеру?
 
- У меня была серьезная травма, которая хоть и не стала определяющим фактором, но сильно повлияла на решение закончить с карьерой игрока.
 
- А поиграть вы успели в молодежных составах Ворсклы и донецкого Металлурга?
 
- Да. Ворскла для меня – второй дом. В Полтаве я оказался с 17 лет, и могу с уверенностью сказать, что руководители клуба и тренеры дали мне в Ворскле многое. Тренером первой команды в то время был Виктор Носов, царство ему небесное, а тренером дубля – Сергей Диев, который сейчас работает в Севастополе (руководитель комплексной научно-методической группы клуба. – прим. А.В.).
 
- А во сколько лет закончили выступления?
 
- В 21. Перспектив больших у меня не было: ехать куда-то в первую лигу я смысла не видел, а уровень Премьер-лиги не тянул. Поэтому решил закончить, а травма, из-за которой потерял много времени, подтолкнула к этому.
 

 
- Знакомства и помогли сделать первые шаги в роли агента?
 
- Да. Я хотел остаться в футболе, но не знал какую профессию выбрать. Думал стать тренером, перебрал все возможные варианты, но выбрал, все же, профессию агента.
 
- Кто-то помог в этом?
 
- Если говорить о самом решении, то такого, чтобы мне кто-то конкретно сказал, что, вот, будешь агентом, и мы тебе во всем поможем, не было. Но к этому решению меня подтолкнули близкие люди. А дальше уже, конечно, мне помогли. Ну, а знакомства, заведенные во время карьеры игрока, само собой, были очень важными.
 
- Кто был вашим первым клиентом?
 
- Я уже и не помню.… Наверное, первым моим трансфером был переход Караваева из Шахтера в Севастополь.
 
- Как все происходило: в один день вы решили стать агентом, а на второй совершили первый трансфер?
 
- Как ни странно, именно так и было – все происходило очень бурно и быстро. Я ведь работаю всего второй год, но взялся за дело серьезно. Только за это лето я совершил уже 28 переходов своих клиентов. Плюс трансферное окно еще открыто.
 
- Сейчас вас уже знают все. Раньше потенциальные клиенты никогда не указывали вам на возраст, мол, "какой из тебя агент, парень, фильмов пересмотрел"?
 
- Нет. Просто некоторые из футболистов, с которыми я хотел работать, наверное, так и думали, а мне не говорили. Но потом они все равно возвращались и мы договаривались. Да, я веду дела многих опытных футболистов, как вот, например, Алексея Гая и Вячеслава Чечера. Они понимают, что раз я им помог в чем-то, то какая разница, сколько мне лет?
 
- Случалось, чтобы руководители клуба отказывались с вами вести диалог из-за вашего возраста?
 
- С этим я тоже не сталкивался. Разногласий с руководителями не было, точно так же, как не замечал предвзятого отношения ко мне из-за возраста.
 
"О чем говорить, если руководители Таврии, а не я, не хотят найти общий язык?"
 
- Слава на вас свалилась после истории с Махачем Гаджиевым. После этого ваша жизнь как-то изменилась?
 
- Я как работал, в том же русле и продолжаю это делать, пытаясь трудоустроить всех своих футболистов.
 
- Таврия уже выплатила свои долги?
 
- Нет. Судебные разбирательства как раз в процессе. Руководители Таврии обратились в Лозанну, доказывают свою правоту, хотя, по-моему, там уже все ясно и четко написано на бумаге. Думаю, шансов у них нет, но все может быть.
 
- Сколько вы зарабатывали, будучи футболистом?
 
- Да как и все в дублях. Там нет больших зарплат, совсем немного.
 
- А в случае с Гаджиевым вы заработали практически полмиллиона долларов...
 
- Я просто не понимаю: зачем было выносить в прессу эти суммы? Но опять же, такие суммы агентских отступных – обычное явление даже для первой лиги России. Болельщики кричат, недоумевая, откуда такая большая сумма агенту за приход свободного агента? Но ведь Махач Гаджиев перешел в Таврию из Анжи, в составе которого он сыграл 23 матча рядом с Это’о и Роберто Карлосом, забивал важные голы в сильнейшем чемпионате России, в том числе Зениту. И после всего этого он бесплатно переходит в Таврию, а все вокруг вторят: "За что деньги, он же свободный агент?!" Но его же надо было из Анжи как-то забрать, ведь у него оставалось там полгода контракта!
 
- Скажите, если бы вы были на месте господина Васюкова, на то время – генерального директора Таврии, вы подписались бы на документе, согласно которому агент за приход футболиста должен получить такую суму?
 
- А я вам расскажу, как все это было изначально. Итак, я предложил Махача Гаджиева Олегу Романовичу Лужному. Он мог сказать "Нет, он мне не нужен", но… Гаджиев в итоге приехал в расположение команды на просмотр, полностью его прошел, а его уровень устроил Олега Лужного. А обо всех суммах: зарплате футболиста и агентских отступных в Таврии все знали еще ДО приезда Махача на просмотр. После просмотра оговариваемые суммы всех устроили, и мы пожали друг другу руки. Я же никому ничего не навязывал, мол, "возьмите этого футболиста, пожалуйста". А с Васюковым я, кстати, до сих пор в нормальных отношениях.
 
- То есть на тот момент с Таврией было договориться не сложно?
 
- Ну, как не сложно? Я им еще предлагал десятерых футболистов. У меня и бразилец приезжал в Таврию на просмотр, но он им ведь не подошел. А Гаджиев – подошел.
 
- Торг во время таких переговоров уместен?
 
- Конечно, уместен. Часто бывает, что футболист приезжает на просмотр, и представители клуба говорят: "Он запрашиваемых денег не стоит". Не проблема – все садятся за стол переговоров и решают, сколько же стоит этот игрок. Если же уровень и репутация исполнителя не вызывает сомнений, то в таких случаях торг часто бывает не уместен, ведь у клуба или агента может быть четкая позиция. Но денежный вопрос всегда оговаривается заранее, до приезда футболиста на просмотр.
 
- В ситуации с Гаджиевым Таврия инициировала торг?
 
- Да, мы просили бОльшую зарплату Махачу, вы ведь понимаете финансовые возможности Анжи, по сравнению с Таврией – разница существенна. После просмотра мы вели переговоры по этому поводу еще два-три дня, и, в конце концов, сошлись на определенной сумме. А на просмотре он был две недели. И все это время, плюс время переговоров, я сидел в Симферополе.
 

 
- Гаджиев ведь пошел на уменьшение зарплаты по сравнению с окладом в Анжи?
 
- Разница в сумме небольшая, но да – пошел. В Анжи ему, кстати, предлагали новый контракт, и он был намного привлекательней с финансовой точки зрения, чем в Симферополе.
 
- Если бы Таврия предложила отступные вам в два-три раза меньше, какие были бы ваши дальнейшие действия?
 
- У меня есть в России партнеры, и я сам не принимал бы решения – переговоры велись коллективно.
 
- Но оказался ли бы Гаджиев в таком случае в Таврии?
 
- Не могу ответить на этот вопрос, потому что у него был не один вариант, а сразу несколько, из той же России. Но с Махачем мы договорились быстро, и он приехал на просмотр. Одним словом, Таврия брала не кота в мешке, а футболиста, которого она могла изучить. Тем более, Россия и Анжи – это ведь не какое-то захолустье, что Гаджиева никто не мог видеть, правильно? Он был на виду.
 
- Следует понимать, сейчас дорога в Таврию вам закрыта, и в Симферополе новые руководители вам не рады?
 
- А я не знаю, почему мне там не рады. Я ведь никого не обманывал – все было написано на бумаге. Новые руководители могут меня воспринимать как угодно: могут думать о войне или ссоре. Но лично я ни с кем не ругался и не конфликтовал. Есть документы, есть проделанная работа, а сам я чуть ли не месяц просидел в Симферополе с Гаджиевым, вел переговоры. Какие ко мне претензии?
 
- Этот случай – дебютный в карьере агента, или подобные инциденты уже случались?
 
- Это впервые. И я не понимаю, почему Таврия заняла такую позицию. Когда у руля был тот же Васюков, я пошел на уступки, понимая, что клуб не может выплатить всю сумму сразу. Мы расписывали договор, согласно которому деньги выплачивались частями. То есть мы нормально договаривались. А новые руководители с зимы ни разу со мной не связывались. О чем говорить, если они же, а не я, не хотят найти общий язык?
 
"Вопрос о переходе Гая в Черноморец решили на протяжении дня"
 
- В одном из интервью вы сказали, что без помощи юриста вы – никуда. Скажите, а насколько вы лично знаете все футбольные регламенты? Есть ли надобность изучать их лично вам?
 
- Все юридически футбольные тонкости я знаю. Но бывают моменты, когда лучше проконсультироваться с юристом.
 
- Как вы сейчас подыскиваете себе клиентов? Стало ли это делать проще с приходом популярности?
 
- Во-первых, надеюсь, что популярность я заработал не этим скандалом, а своей работой: один футболист посоветовал меня другому, и так далее. Во-вторых, теперь часто мне звонят игроки, чтобы я представлял их интересы. Часто звоню и я, когда хочу работать с понравившимся игроком. Просматриваю огромное количество матчей, слежу за многими чемпионатами. Если кто приглянулся – звоню. Но часто ведь у игроков есть другие агенты.
 
- То есть для вас нет преград посмотреть матч, и набрать номер того же Гая, мол, "Алексей, добрый день, я агент"?
 
- А чего стесняться? Я с самого начала работал смело. С Гаем, кстати, все получилось очень быстро. Я знал, что у него заканчивается контракт с Шахтером, мы с ним связались, и вопрос о его переходе в Черноморец и дальнейшем сотрудничестве мы решили на протяжении одного дня.
 
- Вы сказали, что футболисты сами выходят с вами на связь. Любой позвонивший без проблем может с вами договориться?
 
- Нет, я ведь делами всех тоже не могу заниматься. Но если в сотрудничестве заинтересованы обе стороны, то не отказываю никому.
 
- Среди ваших клиентов есть такие игроки, как Гай, Гаджиев, Лагос, Морозюк, Чижов, Чечер, и список можно продолжить. Объясните, как вам удалось подписать трудовое соглашение, например, с Чижовым или Гаем – футболистами, которые не так давно играли в Лиге чемпионов? Наверняка, они могли бы довериться кому-то другому, более опытному агенту?
 
- Конкуренция среди агентов хорошая. Но, считаю, многие из тех, кто давно этим занимаются, разбалованы деньгами, да и ленивы. Это, конечно, не догма, но все же. Думаю, главное, не возраст, а умение работать.
 

 
- Какие самые большие трудности возникают в вашей работе? Один мой знакомый агент сказал, что самое сложное – найти с людьми общий язык.
 
- Да, так и есть.
 
- А с кем сложнее договориться: собственными клиентами или клубами?
 
- Тяжело со всеми. Но с клубами проще – там переговоры могут проходить по формату "да – нет", то есть предлагаешь клубу футболиста, и если они не заинтересованы в нем, вопрос закрыт, если заинтересованы – начинаешь переговоры.
 
- А футболисты, наверняка, ставят планку по своей зарплате и на уступки, идти не хотят?
 
- Конечно. Здесь нужно сложить пазл, чтобы довольными остались все.
 
- Болельщики и даже тренеры, специалисты любят повторять фразу "деньги в футбол не играют". С агентской точки зрения, считаете так же?
 
- Да, это правда. Я знаю многих талантливых украинских футболистов, играющих за тысячу долларов. Еще недавно, например, в Говерлу перешел мой клиент, вратарь Александр Чурилов. Он всю жизнь провел в первой лиге, ездил в Молдавию. Сейчас он в Ужгороде отыграл три матча в стартовом составе. Ему, между прочим, уже 29 лет, и только сейчас он начал играть в Премьер-лиге.
 
- Деньги – главная ценность для среднестатистического украинского футболиста?
 
- Это зависит от человека. Кто-то даже из именитых футболистов прямо мне говорит: "Мне неважно, сколько  потеряю в деньгах, но я хочу играть в футбол". А кто-то наоборот – цепляется только за деньги. В основном, так поступают опытные игроки, которые заканчивают карьеру. У меня, слава Богу, клиентов, ставящих превыше всего деньги, нет. Я работаю над сочетанием двух этих факторов.
 
"Далеко не во всех клубах знания и профессионализм руководителей соответствуют занимающему посту"
 
- Агентов любят далеко не все…
 
- Одних любят, других – нет. Это обычное дело. Не все футболисты любят своих же тренеров, а тренеры – не всех своих футболистов. Но в Украине нет ни одного клуба, который обходится без сотрудничества с агентами. Если кто думает, что наша работа легка, тот заблуждается. Я постоянно на телефоне, футболисты звонят даже ночью. Проблемы возникают не только в футбольном плане, но и на бытовом уровне. У клубов бы много времени уходило на то, чтобы договариваться с футболистами напрямую.
 
- В украинский футбол играются очень серьезные дяди. Никогда не доходило до угроз?
 
- Нет. Надеюсь, это никогда и не случится. Я ведь всегда честно работаю.
 
- Скажите, можно ли благодаря таланту и связям агента устроить далеко не самого талантливого футболиста в солидный клуб на хорошую зарплату?
 
- Можно, но не все зависит от таланта. Если говорить об уровне футболиста, то важна еще и работоспособность.
 
- Ну, а откровенно слабого футболиста во всех отношениях только благодаря гению агента можно устроить так, чтобы он был «в шоколаде», в топ-клуб?
 
- Конечно, можно.
 
- Украинские клубы регулярно проигрывают судебные дела футболистам. Почему агенты в 99% случаев оказываются умнее, нежели топ-менеджеры клубов?
 
- Потому что далеко не во всех клубах знания и профессионализм руководителей соответствуют занимающему посту.
 
- Не считаете, что профессионализм именно с точки зрения менеджмента клубов – бич украинского футбола? По моему мнению, это, например, продемонстрировал контракт Таврии с Афолаби, согласно которому футболист мог в любое трансферное окно покинуть клуб без компенсации Таврии?
 
- Конкретно по этому случаю отвечу так: футбол – это бизнес. Клуб вкладывает деньги в игрока хотя бы тем, что платит ему зарплату и делает все возможное, чтобы он развивался, чтобы приносил больше пользы клубу. А он взял – и ушел в любой момент. Вопрос: кому такой бизнес выгоден? Но я должен сказать, что далеко не везде уровень менеджмента на низком уровне. У нас есть клубы из середины турнирной таблицы, у которых менеджмент лучше, чем в топ-клубах страны. Я, кстати, вырос в одном из таких – Ворскле. Считаю, в Полтаве все поставлено на очень высоком уровне. Черноморец, Севастополь, Заря, Ильичевец – во всех подход к делу профессиональный.
 
- А вы когда-то видели интервью, например, кого-то из руководителей Днепра, который занимает должность, скажем, коммерческого директора? По-моему, там вся работа лежит на плечах генерального директора Андрея Стеценко, так как кроме него сложно кого-то вспомнить. В то же время в том же Шахтере штат менеджеров впечатляет…
 
- С Шахтером сравнивать не нужно. Это космический уровень. По меркам Украины и России он ушел намного лет вперед в своем развитии. А о Днепре судить тяжело.
 
- Кстати, среди ваших клиентов – чуть ли не вся молодежь Шахтера, донецкого Металлурга, Зари. Как вам это удалось?
 
- Я – воспитанник футбольной академии Шахтера, в Металлурге играл вместе с нынешними клиентами. Просто я из этого региона, вот и работаю с людьми, которых знаю.
 
- Судя по всему, у вас есть причины считать себя хорошим состоявшимся футбольным агентом, не так ли?
 
- Себя судить не буду. Есть люди, которые видят со стороны, им и решать. Но останавливаться на том, что есть, я не хочу. Страшно даже подумать о том, что я остановлюсь, а дело пойдет на спад. Не бывает такого, чтобы человек стоял на одном месте – это заблуждение. Он движется либо вперед, либо назад.
 
- Признаюсь, если бы я в один прекрасный день подписал контракт с клубом, согласно которому должен был бы получить полмиллиона долларов, мне стало бы откровенно страшно. Вы никогда не испытывали подобных чувств?
 
- Нет. Я просто хочу достичь многого. Понимаете, я этим живу. Мой телефон не умолкает с утра и до поздней ночи. Я всегда весь в работе, и это – смысл моей жизни.
 
Анатолий Волков, Football.ua








Статьи о украинском и мировом футболе